«Шедевры В.Э. Борисова-Мусатова в музеях России и мира». «Осенний мотив» из собрания Радищевского музея

22.01.2020
Автор:  Белонович Элеонора Николаевна

При поддержке Фонда президентских грантов и Общества друзей Радищевского музея

«Осенний мотив» впервые был представлен Виктором Борисовым-Мусатовым на 7-ой выставке Московского товарищества художников (МТХ) в Москве в 1900 году. Показанный на посмертных выставках В.Э. Борисова-Мусатова, прошедших в 1907-1909 в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Харькове и Одессе, в 1910 году он был подарен Радищевскому музею художницей Еленой Владимировной Александровой (в замужестве Борисовой-Мусатовой), вдовой живописца. Это событие произошло в год 25-летия со дня открытия музея А. П. Боголюбовым.

«Осенний мотив» и поступивший вместе с ним графический «Портрет сестры» стали основой музейной коллекции произведений В.Э. Борисова-Мусатова, «визитной карточкой» собрания. Картина сразу заняла своё место в экспозиции музея и никогда не покидала музейные залы, несмотря на то, что несколько десятилетий (1930-е – 1960-е годы) живопись Серебряного века официально не была востребована советским искусствоведением.

«Осенний мотив», неизменно рождающий в душах зрителей элегичное настроение, – одно из ценнейших произведений собрания Радищевского музея. О картине написано немало научных и популярных текстов. Одним из самых ярких «комментариев» к полотну стал текст искусствоведа, сотрудника Радищевского музея Ирины Николаевны Пятницыной (1945-2004). Мы публикуем его на страницах виртуального проекта «Шедевры В.Э. Борисова-Мусатова в музеях России и мира».

ИРИНА НИКОЛАЕВНА ПЯТНИЦЫНА

В.Э. Борисов-Мусатов. «Осенний мотив».

Имя Виктора Эльпидифоровича Борисова-Мусатова (1870-1905) мы произносим в одном ряду с именами М.А. Врубеля, В.А. Серова, А.А. Блока, А.Н. Скрябина. Борисов-Мусатов наметил новые пути в русской живописи и был духовным отцом целой плеяды художников так называемой «саратовской школы»: Петра Уткина, Александра Матвеева, Павла Кузнецова, Кузьмы Петрова-Водкина – мастеров, воспринявших и развивших его художественные идеи.

Борисов-Мусатов покоряет нас чистотой и возвышенностью идеалов, воплощённых в искусстве, силой поэтического дарования. Мечта художника рождает условный поэтический мир. Погружённые в созерцательную мечтательность, его героини медленно, словно в танце, движутся по аллеям старинных усадебных парков, грустно и задумчиво застывают у водоёмов. Художник обращает свой взгляд в мир человеческих чувств, жизнь полной волнения души. «Я старался выразить ˂…˃ идею гармонии, а вокруг меня всё диссонансы, от которых я нигде не могу скрыться», – писал художник.

Почти вся жизнь Мусатова связана с Саратовом. Здесь он родился, и впечатления волжской природы разбудили в нём художника, в залах Радищевского музея коснулось его дыхание искусства, а в маленьком саду родительского дома на Вольской улице он узнал радость первых творческих открытий. В Саратове написаны его лучшие полотна.

Борисов-Мусатов приезжал в родной город каждое лето, когда учился в Москве, в Петербурге, сюда он возвращался из Парижа, где с осени 1895 года в течение трёх лет продолжал образование. В это время он переходит от импрессионистических этюдов, в которых изображает «единственного своего натурщика – солнце», к «живописно-музыкальным спектаклям»: «Автопортрету с сестрой», «Осеннему мотиву», «Гармонии». Первый «послепарижский» год в провинциальном Саратове переживался им тяжело: строгая самооценка (Мусатов был недоволен только что созданным «Автопортретом с сестрой»), оставшееся без взаимности чувство к А.И. Воротынской, недостаточность духовного общения. Не случайно в это время появляется запись в дневнике: «Тоска 29-ой весны. Тоска потерянной молодости». Осенью 1899 года был написан «Осенний мотив».

В саду у ограды беседки, обвитой диким виноградом, сидят кавалер в парике, в бледно-лиловом камзоле и девушка, одетая в белое старинное платье. Они кажутся разобщёнными, но состояние глубокой задумчивости объединяет их. Воздух пронизан мягким светом ранней осени, и как бы сама природа хочет продлить это мгновение. Неглубокое пространство, отгороженное решёткой беседки и высокими, разросшимися кустами сада, похоже на сценическую площадку. Перед нами словно разыгрывается пьеса из времён «милой старины». Но в этом спектакле важно не действие, а состояние души.

Найденная здесь тема дуэта, точнее, молчания вдвоём, позволяет выразить сложное состояние, в котором герои связаны множеством психологических нитей. В дальнейшем она часто будет появляться в произведениях Борисова-Мусатова («Мотив без слов», «Гобелен», «Встреча у колонны», «Водоём»). Художник стремится избежать определённости, досказанности в сюжете, и в характеристике персонажей. Мы не знаем, кто его герои, какие жизненные связи существуют между ними и что осложняет их молчание. Девушка отвернулась, опустила глаза, лицо её затенено, как бы размыто упавшей на него тенью. Отрешённость и задумчивость выражает её поза, усталость и безнадёжность – в склонённой мужской фигуре. В «Осеннем мотиве» определился тип героини, которую впоследствии назовут «мусатовской девушкой» – тихая, грустная, «с простым, нисколько не утончённым лицом». Позировала ему сестра Лена – любимая и почти единственная модель в эти годы.

Своеобразный аккомпанемент настроению составляет здесь пейзаж. Неопределённая по очертаниям листва сада, словно растворённая в потоках света, образует мягкий ритмичный узор – чередование цветовых пятен в нежном мелодичном согласии.

Мусатов идёт к синтезу своих впечатлений, и в «Осеннем мотиве» он находит уже многое из того, что в дальнейшем станет основой его образно-пластической системы. Художник открывает для себя выразительные возможности ритма, линии и цвета. Он разбеливает и как бы сдерживает цвет, вместе с тем заставляя его звучать сложно и богато. На белой ткани женского платья мы видим множество нежных оттенков: голубых, розовых, лиловых, палевых. Приглушённая цветовая гамма и матовая поглощающая свет поверхность создают декоративный эффект и задают сдержанную, «гобеленовую» тональность полотну.

После создания «Осеннего мотива» Борисову-Мусатову остаётся жить всего шесть лет, но за этот короткий срок им созданы такие бессмертные произведения, как «Весна», «Гобелен», «Водоём», «Изумрудное ожерелье».  


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений