Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
A A A

Нескучные истории Полный вперед! Винтовой фрегат «Светлана»

14.12.2020
Автор:  Шкута Елена Анатольевна

Продолжаем рубрику, посвященную кораблям Российского императорского флота, которые можно увидеть на произведениях из коллекции Радищевского музея. Сегодняшняя наша героиня — красавица «Светлана», винтовой фрегат, гордость страны. Она строилась на верфи французского Бордо, была оснащена всевозможными техническими новинками и вызывала восхищение не только специалистов, но и художников. Например, Александра Карловича Беггрова (1841-1914), ученика Алексея Петровича Боголюбова. Так же, как и его наставник, Беггров долгое время служил на Балтике, что впоследствии помогло ему стать одним из самых известных маринистов России.

Но обо всем по порядку.

Полный вперед!




Описание корабля

Трехмачтовый винтовой фрегат «Светлана»
Служба: 1859-1888, Балтийский флот России
Размеры: длина — 77,6 метра, ширина — 14,6 метра, осадка — 6,6 метра
40 орудий
Экипаж: 438 человек

Произведения из собрания Радищевского музея с изображением «Светланы»

Корабль можно видеть на рисунках Александра Беггрова «На палубе фрегата ”Светлана”» (1883. Бумага, акварель. Размеры: 29 х 45 см) и «Фрегат ”Светлана”» (1884. Бумага, тушь, перо. Размеры: 14 х 22 см). Оба листа являются повторениями двух картин художника — 1881-го и 1884-го годов создания соответственно. Сейчас они хранятся в Центральном военно-морском музее имени императора Петра Великого в Санкт-Петербурге под одним названием «На палубе фрегата ”Светлана”».

Акварельный вариант поступил в музей по завещанию Боголюбова в 1897 году. Можно предположить, что Беггров подарил его своему учителю, а в прошлом — морскому офицеру Балтийского флота. Конечно, запечатленная сцена была хорошо знакома Боголюбову. Изображена часть палубы по правому борту корабля. Матросы наводят порядок, убирают такелаж, проверяют пушку, двое поворачивают штурвал. На мостике спиной к зрителю стоит офицер, а справа от него — впередсмотрящий с биноклем.

Беггров виртуозно владел акварелью. Боголюбов так писал о его успехах в этой технике: «У нас в России я ставлю выше всех ученика моего А.К. Беггрова». Автор в деталях повторяет написанное двумя годами ранее полотно. Но текучие полупрозрачные акварельные краски несколько смещают смысловые акценты, добавляют динамики, вносят в подробный рассказ о суровом быте моряков лирические нотки.

Коричневато-серый тон верхней части листа контрастирует с густо положенным коричневым, многообразные оттенки которого прекрасно передают фактуру дерева: гладкую упругую поверхность мачты, до блеска надраенную палубу. Вкрапления лазурно-голубого в теплую цветовую гамму напоминают о том, что «Светлана» находится в открытом море. За высокими бортами мы видим лишь узкую полоску воды, за струнами снастей — лишь кусочек неба, но при этом ощущаем и холодный влажный воздух с его соленым запахом, и тусклый свет пасмурного дня, пронизывающий плотную ткань парусов.

А для чего было сделано графическое повторение второй картины?

Вариант пером и тушью исполнен для последующего воспроизведения в иллюстрированном каталоге XII выставки Товарищества передвижных художественных выставок, так как живописное полотно участвовало в этой экспозиции 1884 года. Лист поступил в музей в 1885 году от Товарищества в составе альбома авторских рисунков с картин, представленных на XII выставке.

Теперь перед нами левый борт фрегата, неторопливо идущего вперед. На палубе все так же кипит работа. Вдалеке виднеются три небольшие судна. Несмотря на то, что «Светлана», как и в акварели, изображена не полностью, этот рисунок позволяет оценить ее размеры. Фигуры матросов на переднем плане в несколько раз больше фигур тех, которые стоят в носовой части корабля.

В обоих случаях Беггров избирает довольно сложные ракурсы: зритель видит происходящее глазами одного из членов команды. Такого «эффекта присутствия» смог бы достичь лишь автор, превосходно знающий не только архитектуру фрегата, но и повседневную жизнь личного состава. Художник Яков Минченков вспоминал: «Корабли он [Беггров] знал в совершенстве. Мачта, рея, парус, все детали паровых судов для него были привычными вещами. Критикуя каждую картину с судами, где были допущены малейшие неточности, ворчал: «Ну вот! Как этот парус поставили? Да разве так судно пойдет? Скажите, какой вздор!"»

Что связывало Александра Беггрова и фрегат «Светлана»?

Долг службы.

Окончив Инженерное и артиллерийское училище Морского ведомства, Беггров с 1863 года служил на Балтийском флоте. Он входил в команду печально известного фрегата «Александр Невский» во время путешествия, которое окончилось крушением корабля у берегов Дании в 1868 году. Как и большая часть личного состава, Беггров спасся. Он хорошо рисовал и сделал несколько зарисовок, изображавших катастрофу. Его эскизы помогли Алексею Боголюбову, который в том же году писал картину на этот сюжет.

Конечно, Боголюбов обратил внимание на талантливого моряка. Беггров стал вольнослушателем Академии художеств и пользовался советами своего старшего товарища. Когда в 1874 году он оставил флотскую службу, Морское министерство направило его во Францию для продолжения обучения у Боголюбова, к тому моменту переехавшего в Париж. В Радищевском музее хранится фотография, на которой Беггров запечатлен в парижском кабинете мастера.

Но мы отвлеклись от главной героини нашего рассказа. И в период офицерства, и позднее, уже в качестве художника Морского министерства, Беггров ходил в дальние плавания на «Светлане». Он знал и любил этот корабль. По его рисункам, посвященным экспедициям «Светланы», были сделаны гравюры, которые воспроизводились в журнале «Всемирная иллюстрация».

В 1871 году фрегат отправился в путешествие: на борту находился и молодой офицер Александр Беггров.

Где побывала «Светлана» во время этого путешествия?

Начнем с того, что фрегат идеально подходил для дальних плаваний. Мощный двигатель, опреснительная установка и генератор освещения позволяли ему противостоять любым опасностям, которые таит в себе морская стихия.

Экспедиция, начавшаяся в августе 1871 года, преследовала важные цели: дипломатический визит в Соединенные Штаты Америки и в другие страны, а также практическое обучение 21-летнего сына императора Александра II, Великого князя Алексея Александровича, морскому делу. С детства под руководством опытных моряков он постигал премудрости этой науки и теперь был назначен старшим офицером «Светланы».

В ноябре отряд кораблей прибыл в Нью-Йорк. Делегатов приняли с большими почестями, и они более двух месяцев путешествовали по городам Америки. Алексей Александрович даже поучаствовал в охоте на бизонов в паре с Буффало Биллом, знаменитым охотником и автором популярных театрализованных представлений о жизни на Диком Западе. А пока русские суда стояли в порту, американцы рассматривали их и поднимались на палубы, так как доступ для интересующихся был открыт.

Следующим пунктом длительной остановки стала Япония. Экипаж «Светланы» отплыл туда в конце зимы 1872-го, посетил Рио-де-Жанейро, Кейптаун, Гонконг и в сопровождении корвета «Витязь» прибыл в Нагасаки 24 октября. В Йокогаме Император Японии Муцухито устроил в честь Великого князя морской парад.

В апреле следующего года фрегат вошел в порт Владивостока. Это был первый визит августейшей особы в недавно основанный военный пост; статус города он получит в 1880 году. В память о событии одна из улиц была переименована в «Светланскую» и носит это название до сих пор (правда, с почти 70-летним перерывом, в течение которого она именовалась «Ленинской»). Из Владивостока Великий князь направился в Петербург речным и железнодорожным транспортом через Сибирь. А фрегат вернулся в Кронштадт.

Конечно, история службы «Светланы» на Балтийском флоте не исчерпывается этим плаванием. Формат нашей рубрики не позволяет рассказать обо всех миссиях корабля. Отметим еще один факт его «биографии». Солидно вооруженный, он ни разу не принимал участия в морских сражениях, так как предназначался для другого. А именно — для длительных плаваний, носивших, как правило, дипломатический характер. Но моряки «Светланы» в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов выполняли боевые задачи на бортах других кораблей.

В последние годы своего служения фрегат состоял в отряде судов Морского училища в Санкт-Петербурге.

А сохранились ли фотографии этого корабля?

Сохранились. Его не раз фотографировали — на верфи в Бордо, на рейдах Кронштадта, Владивостока, Нью-Йорка, Нагасаки. Ведь это был один из лучших фрегатов русского флота. Неудивительно, что именно «Светлана» стала единственным кораблем с деревянным корпусом, который уже в эпоху броненосцев, когда парусники на паровом ходу стремительно устаревали, прошёл капитальный ремонт с полной заменой обшивки и обновлением двигателя. На него средств не пожалели.

Наиболее полное представление о том, как выглядела «Светлана», дают не только фотографии, но и модель фрегата из фондов Центрального военно-морского музея, выполненная в 1875 году. А картины и рисунки Александра Беггрова (как и Алексей Боголюбов, моряка и художника) удивительно точно воссоздают трудовые будни команды этого прекрасного корабля.


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2021 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"