Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
Версия для
слабовидящих
A A A

Портрет писателя С.Т. Аксакова кисти В.Г. Перова Из собрания саратовского Радищевского музея. К истории создания

23.06.2020
Автор:  Приклонская Вероника Викторовна - заведующий отделом

Статья опубликована в сборнике материалов
Международной научно-практической конференции
«Далевские чтения – 2015: В.И. Даль и изобразительное искусство»
(Луганск, 2015. С. 69-76)

Значение личности и деятельности лексикографа, фольклориста и писателя В.И. Даля для русской культуры огромно. Его вклад был оценен ещё современниками, и не только в литературных кругах. Прекрасным художественным памятником автору «Толкового словаря живого великорусского языка» является портрет, написанный В.Г. Перовым в 1872 году для галереи «лучших людей» отечественной культуры и науки в собрании П.М. Третьякова. На начальном этапе её создания знаменитый коллекционер отдавал предпочтение писателям, роль которых в определении нравственных ориентиров общества была необыкновенно велика.

Василий Григорьевич Перов (1833–1882) был одним из первых художников, к кому Третьяков обратился для создания портретов «лиц, дорогих нации». На рубеже 1860-1870-х годов в творчестве мастера, прославившегося произведениями злободневного звучания, произошли изменения. Пронизанные болью за человека сюжеты сменились картинами, наполненными житейскими радостями «русских людей, мирно живущих по разным углам России» (В.В. Стасов). Сдвиг в сторону положительных явлений жизни в творчестве художника выразился не только в смене полюса жанровых произведений, но и в появлении интереса к портретному жанру.

Работа Перова над портретами занимает всего четыре года его творческой биографии – с 1869 по 1872 год. Сначала он писал портреты людей близких и заказчиков его картин: Г.И. Хлудова (1868, Костромской музей изобразительных искусств), В.В. Безсонова (1869, ГТГ), А.А. Борисовского (1869, ГРМ) и других. Для Третьяковской галереи Перовым были написаны портреты Ф.М. Достоевского, А.Н. Островского, А.Н. Майкова, В.И. Даля. В этом ряду стоит фигура одного из родоначальников русской автобиографической прозы Сергея Тимофеевича Аксакова (1791–1859), портрет которого находится в собрании Саратовского Радищевского музея.

Поэт Ф.И. Тютчев, посетивший Аксакова в 1857 году, так описывает его: «Это симпатичный старец, несмотря на странный вид, вероятно благодаря длинной седой бороде, закрывающей грудь, и наря́ду, делающему его похожим на старого отставного дьякона» [1, с.34]. Таким писатель предстает на портрете из Радищевского музея. Создавая для потомков живописный образ Аксакова, Перов опирался на фотографический портрет 1856 года, выполненный в фотоателье А. Бергнера в Москве, ограничив его поясным изображением на нейтральном коричневом фоне. Во второй половине XIX века фотография активно вторгалась в сферу изобразительного искусства. Художники часто использовали её для создания живописных произведений. В данном случае Перов использовал фотографию для написания портрета вынужденно – Аксакова в то время уже не было в живых.

Перов мастерски передал внешнее сходство: мягкие черты лица, спокойный взгляд светло-серых глаз, но без глубокого проникновения в психологию изображенного. Лицо, обрамленное тщательно выбритой бородой, бесстрастно, взгляд устремлен вдаль. Одежда Аксакова проста, в чем-то напоминает крестьянское одеяние. Портрет написан в лаконичной охристо-коричневой гамме, характерной для Перова.

Портрет неподписной, традиционно датируется 1872 годом на основании данных каталогов, составленных Н.П. Собко после смерти художника. [2, с.8; 3, с.4; 4, с.70; 5, с.155] В «Сведениях о художественных занятиях 1871 и 1872 гг.», предоставленных Перовым в МУЖЗ, данный портрет не значится: «С августа 1871 года по настоящее время, кроме занятий с учениками, а также по классам, я произвел следующие работы: портреты И.С. Камынина, Е.П. Тимашевой, предводителя дворянства Казанской губернии П.Г. Осокина, Ф.М. Достоевского, А.Н. Майкова, И.С. Тургенева, В.И. Даля,.. сенатора А.И. Казначеева, г-на Кузнецова, г-на Бородаевского и г-жи Зотовой» [6, с.118-119]. Перов не включил в отчет по каким-то причинам не только портрет С.Т. Аксакова, но и М.П. Погодина, выполненный в 1872 году и подписанный автором.

У Аксаковых существовала портретная галерея, в основном, работы неизвестных художников конца XVIII – начала XIX веков, а позже – дочери писателя Веры, занимавшейся домашней живописью, хотя «особого культа фамильных изображений в загородном доме Аксаковых не существовало» [7, с.194]. Известны ранние портреты писателя, выполненные в графической технике в 1830-х годах (оригиналы не сохранились, копии находятся в Литературном музее А.С. Пушкина, Москва; музее-заповеднике «Абрамцево»; мемориальном доме-музее С.Т. Аксакова, Уфа). Абрамцевские пейзажи, памятные записи дорогих гостей и портреты домочадцев содержат семейные альбомы Аксаковых, где художник Э.А. Дмитриев-Мамонов рисует Сергея Тимофеевича в домашнем колпаке с женой на диване, на другом листе – в кресле с низко надвинутом козырьком, оберегающем больные глаза. Здесь же портрет писателя, нарисованный внучкой Оленькой (все – Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево»).

Живописные портреты С.Т. Аксакова были созданы уже после его смерти, сначала Перовым в 1872 году, потом И.Н. Крамским – в 1878-м (ГТГ). История создания портрета кисти Крамского общеизвестна. Существует переписка, где художник и заказчик – П.М. Третьяков обсуждают будущее произведение, его композицию, образ модели. В отношении портрета кисти Перова ситуация не столь очевидная. Исследователи творчества Перова, весьма скромно оценивая художественные достоинства портрета Аксакова, ставят его в ряд произведений, созданных для галереи Третьякова. Действительно, по времени создания и значимости писательского труда фигура Аксакова вполне вписывается в состав заказных портретов рубежа 1860-70-х годов. Но нигде в искусствоведческой литературе напрямую не упоминается о заказе, поскольку документального подтверждения этому факту до последнего времени не было [8, с.47; 9, с.75; 10, с.116; 11, с.89]. Интересную версию появления портрета высказал В. А. Петров, акцентируя внимание на любви Перова к охоте: «Не случайно, конечно, и то, что он взялся писать с фотографии портрет С.Т. Аксакова – основоположника «охотничьей» линии в большой русской литературе» [12, с.52].

Не следует упускать ещё один немаловажный фактор, который роднит портрет Аксакова с более известными портретами из галереи Третьякова. Это принадлежность моделей к почвенническому кругу. Патриархальность жизненного уклада семьи, любовное отношение к русской деревне создали в доме Аксаковых атмосферу «семейного» славянофильства. «Весь культурный быт аксаковской усадьбы оказался обращенным к литературно-общественным интересам эпохи, он был сосредоточен вокруг них и распорядком рабочего дня С.Т. Аксакова, и составом его гостей, и характером застольных разговоров, и атмосферой вечерних досугов» [7, с.188]. Здесь встречались и вели споры Н.В. Гоголь, И.С. Тургенев, М.С. Щепкин, А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин, братья Киреевские и другие деятели русской общественной мысли. В семье было 10 детей, которые чтили «отесеньку» и любили мать, воспитавших в них преданность семье и общественный темперамент. Старший сын Сергея Тимофеевича – Константин был одним из идеологов славянофильской доктрины, а Иван входил в Славянский благотворительный комитет, членами которого были и братья Третьяковы. «Думается, что членство братьев Третьяковых с конца 1860-х годов в Славянском комитете и начало формирования национальной портретной галереи П.М. Третьяковым не являются простым совпадением; вероятнее всего, это свидетельство его мировоззренческой близости в этот период к … почвенническому крылу русской мысли. Но и спустя годы Третьяков продолжал заказывать и собирать портреты людей, тяготевших к славянофильскому кругу. Так, в 1878 он заказал Репину живописный портрет И.С. Аксакова (ГТГ), лидера славянофилов, высланного из Москвы за антиправительственные речи» [13, с.21].

По сведениям, предоставленным научным секретарем ГТГ Т.В. Юденковой, стало известно, что портрет С.Т. Аксакова короткое время находился в коллекции П.М. Третьякова. Он числился в описи его собрания 1873 года и был вычеркнут. Нейтральность образа, отсутствие эмоционального посыла, вероятно, не удовлетворили заказчика, и портрет не нашел своего места среди лучших перовских портретов русских писателей. Камерный характер и достаточно будничная интонация подачи образа Перовым не соответствовали программе Третьякова, его представлению о писателе, как о «властителе дум», классике русской литературы, воспевшем усадебный быт и русскую природу, тонко передавшем переживания юной души в своих произведениях.

Заказывая в 1877 году портрет Аксакова Крамскому и учитывая прошлый опыт, Третьяков наставлял художника: «… глаза Сергея Тимофеевича были светлые и ясные до конца жизни; взгляд ясный, покойный, довольный, но не апатичный, а скорее энергический; таково же и выражение лица... Аксаков был художник в душе, страстно любил природу, литературу, музыку, театр; сохранил до старости любовь ко всему этому; любил и умел пользоваться всем, что дает нам мир божий, пользоваться без вреда ближним, и потому мог до старости сохранить ясное, покойное и довольное расположение духа…». Он передал художнику фотографический портрет для образца, тот же «с которого делал Перов», оговорив, что ничего этого, т.е. «энергического», в фотографии нет. Собиратель советует Крамскому написать писателя в пейзаже: «Не следует ли Аксакова на воздухе написать с руками? Уж очень типичная фигура его!.. Кафтан носил Аксаков черный, а рубашку синюю» [14, с.188-189]. На портрете Крамского Аксаков изображен поколенно, в той же позе, что и на фотографии. Художник, следуя рекомендации заказчика, написал его сидящим на скамейке в абрамцевском парке.

Подтвердив связь портрета Аксакова из собрания Радищевского музея и третьяковской портретной галереи, остается открытым вопрос – кто выступил инициатором его создания: сам ли Перов, Третьяков или кто-то из его окружения? Известно, что нередко художники, зная об интересе коллекционера к определенным личностям, брались за портрет по личной инициативе. Так, идея написать портрет поэта А.Н. Майкова возникла во время сеансов у Ф.М. Достоевского, и, передавая желание великого писателя, Перов писал «сердечноуважаемому Павлу Михайловичу»: «Нынешний день от 3 до 5 назначена сеанса с Фёдора Михайловича Достоевского, личность которого имеет свой интерес, и думаю, что для живописи будет также интересна; об нем в следующий раз напишу больше, а теперь исполняю его желание, которое он мне высказал, а именно: почему вы до сего времени не имеете портрета Аполлона Майкова, который, по его мнению вам иметь необходимо, и он находит, что хорошо бы было, если бы я их написал в одно время». [6, с.109]

Несмотря, на «непрограммность» образа С.Т. Аксакова, написанного В.Г. Перовым, портрет имеет важное художественно-историческое и иконографическое значение для отечественного искусства. В 1901 году он был подарен вдовой художника Е.Е. Перовой, и по сей день является единственным живописным произведением замечательного художника-реалиста в собрании Радищевского музея.

В заключение, хотелось бы отметить, что портрет С.Т. Аксакова входил в состав ещё одного пантеона – «Собрание изображений русских деятелей», составленное В.А. Дашковым. Собрание состояло из портретов, скопированных «с лучших подлинников в натуральную величину, в два тона» известными художниками (И.Н. Крамской, И.Е. Репин, В.М. Васнецов и др.). Портрет Аксакова был выполнен В.М. Васнецовым в 1878 году с фотографии А. Бергнера. Ныне хранится в собрании Государственного Исторического музея.

Автор искренне благодарит за помощь в исследовании ученого секретаря Государственной Третьяковской галереи Т. В. Юденкову.

Литература:

1. Пахомов Н.П. Абрамцево. М., 1969. 254 с.

2. Иллюстрированный каталог посмертной выставки произведений В.Г. Перова. СПб., 1882. 32 с.

3. Каталог картинам, этюдам и рисункам покойного профессора В.Г. Перова. М., 1882. 4 с.

4. Собко Н.П. В.Г. Перов. Его жизнь и произведения. СПб., 1892. 79 с.

5. Перов В.Г. // Собко Н.П. Словарь русских художников, ваятелей, живописцев рисовальщиков, граверов, литографов, медальеров, мозаичистов, иконописцев, литейщиков, чеканщиков, сканщиков и прочих с древнейших времен до наших дней. СПб., 1899. Т.3. С. 74-173.

6. Федоров-Давыдов А.А. В.Г. Перов. М., 1934. 358 с.

7. Стернин Г.Ю. Абрамцево: от «усадьбы» к «даче» // Стернин Г.Ю. Русская художественная культура второй половины XIX – начала XX века. М., 1984. С. 184-208.

8. Зименко В. В.Г. Перов. М., 1955. 54 с.

9. Лясковская О.А. В.Г. Перов. М., 1931. 86 с.

10. Сарабьянов Д.В. В.Г. Перов и бытовой жанр 1860-х годов // История русского искусства. М., 1955-1961. Т. IX, вып. 1. С. 76-142.

11. Горина Т.Н. Василий Григорьевич Перов // Очерки по истории русского портрета второй половины XIX века. М., 1963. С. 61-96.

12. Петров В.А. Творческий путь В.Г. Перова // В.Г. Перов. Выставка произведений к 150-летию со дня рождения. Каталог. М., 1988. С. 5-62.

13. Юденкова Т.В. П.М. Третьяков и его портретная галерея // Третьяковская галерея. 2012, № 3. С. 16-21.

14. П.М. Третьяков - И.Н. Крамскому. 4 апреля 1877 // Переписка И.Н. Крамского. И.Н. Крамской и П.М. Третьяков. 1869-1887. М., 1953. С. 187-189.


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2020 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"