Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
A A A

Образ волка в авторской мифологии А. Гнутова (на примере графики 2010-х гг.)

Автор:  Курилова Наталья Антоновна

Статья была опубликована
в журнале «Культурная жизнь Юга России»
(Краснодар, № 2(77), 2020. С. 51-58)

Понятие «индивидуальная (или авторская) мифология» было впервые предложено известным щвейцарским куратором Х. Зееманом, который применил его при работе над легендарной выставкой «Документа 5» (1972, Кассель). Зееман отмечал: «Концепция “индивидуальной мифологии” постулировала историю искусства, в основе которой лежат мощные художнические интенции, реализующие себя в самых разных формах: люди создают собственные знаковые системы, и для их дешифровки требуется время»[1]. Среди художников из области современного искусства, в чьём творчестве обнаруживается эта тенденция, можно назвать таких всемирно известных авторов, как Й. Бойс, М. Барни, а также таких российских художников как Т. Новиков, Л. Тишков, Е. Антуфьев, Alice Hualice. В 2017 году в Москве состоялось значимое событие: 1-я Триеннале российского современного искусства, призванная продемонстрировать актуальный художественный процесс как столиц, так и регионов России. Один из её разделов назывался «Авторские мифологии», там был представлен проект саратовского художника Александра Гнутова (р. 1976, псевд. Александр Гнутов-Баюн)[2].

В науке проблематика «авторской мифологии» в современном искусстве ещё не стала предметом системного рассмотрения. Однако для понимания общих процессов и контекстов в новейших художественных практиках 2010-х годов важны труды Х. Фостера, Р. Краусс, И.-А. Буа, Б. Бухло, Д. Джослита[3] (2015), Э. Демпси[4] (2017), К. Гровье[5] (2019). Некоторые замечания о творчестве А. Гнутова представлены в исследованиях Н. Коптель[6] (2010), Е. Иноземцевой[7] (2017), Д. Мачулиной[8] (2018), но пока его художественные практики 2010-х годов не проанализированы во всей полноте.

Основными материалами для изучения стали произведения А. Гнутова 2010-х годов из частных коллекций, фотодокументы из архива сектора новейших течений СГХМ им. А. Н. Радищева о выставках, в которых художник принимал участие, эссе В. Тринитатского[9] об А. Гнутове «Сказочные времена» (2012), эссе А. Гнутова[10] «Записки о тотемизме» (2014), каталог выставки «Горизонталь»[11] (2015), интервью с художником, записанное автором статьи (2019)[12].

В статье мы стремились определить, какие мифологические мотивы, связанные с волком, можно обнаружить в творчестве А. Гнутова, охарактеризовать средства его художественной выразительности, и выяснить, почему современный художник обращается к мифологии древних народов.

Обратимся к материалу, сделав некоторые предварительные замечания. А. Гнутов – известный саратовский художник, работающий в разных направлениях современного искусства (графика, живопись, объекты, видеоарт, перформанс). Как выявлено исследователями, в конце 2000-х годов в его творчестве начинается этап, связанный с разработкой авторской мифологии, которая базируется на обращении к мифам традиционных культур. Среди героев его произведений – божества, животные и другие персонажи (воины, скоморохи), связанные прежде всего со скандинавской и славянской мифологией и русскими народными сказками, а также в некоторой степени с китайской, античной, индуистской мифологией. Отметим, что художник серьёзно подходит к освоению темы: он изучает славянскую и скандинавскую мифологию на протяжении многих лет, обращаясь не только к эпосу («Слово о полку Игореве», Новгородский и Киевский циклы былин, «Старшая Эдда», «Младшая Эдда» и так далее), но и к исследованиям учёных (среди них Б. Рыбаков, В. Пропп, А. Гуревич, А. Фаминицын, Н. Мазалова и другие). К этим персонажам добавляются представители молодёжных субкультур (панков, металлистов, футбольных фанатов) и иных эпох (А. С. Пушкин), которые в его работах становятся своего рода «культурными героями». Ещё одной составляющей авторской мифологии А. Гнутова, как отмечает Е. Иноземцева, является его собственная биография: он «заново пишет и осмысляет свою биографию и художественный опыт, постоянно экспериментируя с сюжетными поворотами личной и профессиональной судьбы, и каждый раз выстраивает сложную историю с элементами мистики и особого ритуального “обаяния”…»[13].

Одним из самых распространенных образов в творчестве А. Гнутова является волк. Определим, к каким именно мифологическим мотивам, связанным с ним, апеллирует художник, и на примере графическим работ 2010-х годов выявим средства его художественной выразительности. Сразу отметим, что в большинстве случаев повествовательность в этих работах отсутствует, и автор создаёт скорее «портреты» мифологических персонажей. Условно эти изображения можно разделить на две группы: к первой мы отнесли те, где волк является основным или одним из основных героев произведения, ко второй – те, в которых он становится одним из персонажей многофигурной композиции.

Образ волка появляется уже в самых ранних работах «мифологического» периода творчества А. Гнутова (серии «Сны грибов, или орнамент для героя» (2010), «Искусство для партизан» (2011), «Мир первичности или агенты Нави» (2011)), когда он начинает интересоваться тотемизмом. В архаических культурах существовал культ животных: животные-тотемы были носителями особой силы и защиты, они воспринимались как магические помощники, божества, а люди заимствовали их привычки и повадки. У славян и скандинавов, как и у многих других народов, волк, смелое, выносливое и при этом стайное животное, являлся тотемом воина. В работах из серий «Искусство для партизан» (2011), «Мир первичности или агенты Нави» (2011) композиция строится таким образом, что грозный воитель, вооруженный холодным оружием, и его тотем будто сливаются воедино. Также волк, словно эмблема, может располагаться на его щите, шлеме или одежде.

Особой выразительности А. Гнутов достигает в работе «Святослав» из серии «Back in тотемизм» (2013. Бумага, маркеры, гелевые ручки 30х21. Частная коллекция). Её героями становятся князь Святослав Игоревич, принявший боевую позу, и волк, изображённый на заднем плане, как бы вторящий его движениям. Искусный плетёный орнамент, которым украшены рубаха и пояс воина, насыщенный красный цвет, которым нарисован волк, придают изображению декоративности. За счёт подобного композиционного построения в произведении возникает и энергичное движение, и гармония образов.

Иногда художник изображает воина, покрывая его голову головой волка (серии «Искусство для партизан» (2011), «Земля колдунов» (2012), «Back in тотемизм» (2013), «Время ведьм» (2013)), тем самым воссоздавая облик ульфхеднара – яростного скандинавского воителя, носившего волчью шкуру с головой вместо шлема. Подобный приём автор использует и во «Всеславе» (2014. Бумага, маркеры. 30х21. Частная коллекция), посвятив рисунок Всеславу Полоцкому, который оборачивался в волка в «Слове о полку Игореве». Магичность этого превращения художник передаёт с помощью цвета: в своих произведениях он чаще тяготеет к монохромности, нанося рисунок тёмным цветом по белому фону листа, но здесь фигуры обозначены чёрным цветовым пятном, а линии нанесены почти светящимся, словно волшебным, зелёным цветом.

В своём эссе «Записки о тотемизме» (2014), которое стало неким итогом творческого осмысления этой темы, А. Гнутов упоминает о ещё одном аспекте образа зверя: он связан с персонажем скандинавской мифологии Фенриром[14], огромным волком, сыном бога хитрости и обмана Локи. Произведение из серии «Сны грибов, или орнамент для героя» (2010. Бумага, маркер. 30х42. Частная коллекция) является одним из самых ранних рисунков автора, посвящённых волку. В нём мы видим крупное хищное животное, часть его туловища украшает геометрический орнамент. Зверь склонился над мухомором, ещё одним распространенным образом в творчестве художника, отсылающим к легендам об отваре из грибов, который употребляли берсерки перед сражением для впадения в боевой транс, а также к искусству И. Билибина. С этого времени у художника начинает вырабатываться определенный тип изображения волка (серии «Обитатели темной комнаты» (2011), «Колдовская тетрадь», (2012), «Боевая магия русских колдунов» (2012), «Черный цикл» (2015) и т. д.): животное рисуется в профиль, с полураскрытой пастью с острыми клыками, с крупными когтями, и при этом с большими, почти человеческими глазами. Манера прорисовки шерсти ритмичной штриховкой обнаруживает влияние лубочной картинки (например, «Кот Казанский» (XVIII в.)). На особенности стилистики А. Гнутова повлияла и визуальность архаики: фигуры очерчиваются чётким контуром, в работах присутствует намеренная плоскостность изображения и некоторая обобщенность образов.

Нередко художник рисует волка с крыльями (серии «Искусство для партизан» (2011), «Колдовская тетрадь» (2012), «Back in тотемизм» (2013), «Тень скомороха или русская лестница в небо» (2015)). Этот мотив можно интерпретировать как изображение Симаргла – славянского божества, по одной из версий являющегося посредником между небесным и земным мирами и представляющего собой крылатого пса или волка. В композиции из серии «Навь или death героя» (2012. Бумага, маркеры. 30х42. Частная коллекция) он спускается с небес к не то уснувшему, не то усопшему воину. Над ним возвышается созвездие в форме руны Ансуз. Напомним, что у древних германцев руны использовались не только в качестве письменности, им приписывались магические свойства[15]: эта руна отождествлялась со знаниями, вдохновением и богом Одином, завладевшим священным напитком Мёдом поэзии, дарующим красноречие. Используя такой символический язык, художнику удаётся создать мистическое и поэтичное настроение в произведении.

Другую повторяющуюся сцену в графике А. Гнутова – волка, пожирающего солнце – можно трактовать как метафору конца света (серии «Мир первичности или агенты Нави» (2011), «The kolobok returns» (2012), «Время ведьм» (2013)). Согласно скандинавскому мифу о наступлении Рагнарёка, во время гибели мира волк Фернир, преследующий небесное светило, в конце времён настигает его. В «Записках о тотемизме» (2014) автор поясняет: «Волк пожирает старое “отработавшее” солнце старого мира для того, чтобы могло появиться солнце новое, с которым обновляется и весь мир. Это своего рода необходимая перезагрузка, обеспечивающая слаженную и непрерывную логику бытия»[16]. Для современной цивилизации, в которой существует множество глобальных проблем, эта метафора выглядит весьма актуальной. Но данное высказывание показывает, что для самого художника в этом сюжете заложен некий позитивный смысл: в нём содержится надежда на обретение более совершенного мира.

Кроме того, для А. Гнутова важной является ассоциация с персонажем русских народных сказок Серым волком. Как известно, он является мудрым помощником и спутником Ивана-царевича, перемещающим его на дальние расстояния. В работе из серии «Боевая магия русских колдунов» (2012. Бумага, маркеры. 30х42. Частная коллекция) художнику удаётся создать сказочный образ волка, придав ему антропоморфные черты: он облачён в рубаху и шаровары, лаковые сапожки, подпоясан мечом в ножнах, а голову его венчает корона. Его костюм декорирован цветочным орнаментом, что придаёт его характеру некоторую наивность, и если в рассмотренных выше работах он выглядит опасным хищником, то здесь становится обаятельным, даже добродушным героем.

Следует отметить, что образ волка возникает не только в традиционной по форме графике, но и в произведениях, в которых А. Гнутов обращается к актуальным художественным практикам. Начиная с 2011 года он взаимодействует с рядом саратовских уличных художников (Guð Leifr, Camin Mraz, Женя Ssneg), организуя несколько совместных арт-проектов (выставка «Волк в помощь» в Саратовском этнографическом музее (2012); акция «Ребятам о зверятах» в Доме-музее П. В. Кузнецова (2012); акция в рамках фестиваля «Искусство земли» в саратовском филиале ГЦСИ (2019)). Вместе с художниками он занимался стикер-артом, расклеивая по городу наклейки небольшого формата с изображениями волка, выполненными в характерной для него графической манере. Опосредованно это взаимодействие оказало влияние и на станковую графику А. Гнутова, так как он начал использовать в рисовании специальные маркеры для граффити, дающие новые изобразительные возможности, позволяющие экспериментировать с толщиной линии и цветом.

Другим вариантом городской интервенции стал паблик-арт проект «Сталкер Волков» (2012, совместно с А. Глибиным): участники акции позировали на фоне Московского государственного университета, держа на уровне головы крупноформатные работы А. Гнутова. Каждый из графических листов был посвящён какому-либо тотемическому животному (медведь, волк, лиса, сокол, щука). Получившиеся образы получеловека-полузверя контрастировали с окружающим пространством, тем самым акция приобретала сюрреалистическую направленность: будто в реальности открылся фантасмагоричный мир духов природы. В этих рисунках художник использовал технику «дриппинга» в духе Д. Поллока, в качестве краски для разбрызгивания применяя чернила из граффити-маркеров.

Также А. Гнутов нередко применяет технику коллажа, используя при этом не только журнальные вырезки, но и такие необычные материалы как крафтовая бумага и бумажный скотч (серии «Священное сердце родины» (2012), «Волки и ёлки» (2016)). Работа из серии «Черный цикл» (2015. Смешанная техника. 30х21. Частная коллекция) демонстрирует этот декоративный приём: на чёрном фоне листа тонкой белой линией изображается пара волков, а их туловища выполнены из кусочков крафтового скотча. Рисунок дополняет узор из надписей, похожих на зашифрованные письмена.

Ко второй группе мы отнесли произведения, в которых волк является одним из персонажей многофигурной композиции. В графике второй половины 2010-х годов он всё чаще становится одним из членов свиты, сопровождающих разных героев (серии «Тень скомороха или русская лестница в небо» (2015), «Чёрный цикл» (2015), «Лебедь, волки и загадки» (2018), «Шерсть характерника» (2019)).

В работе из серии «Odin не один» (2016. Бумага, маркеры. 42х30. Частная коллекция) А. Гнутов изображает верховного бога герамно-скандинавской мифологии Одина вместе со своими спутниками – волками Гери и Фреки и воронами Хугином и Мунином. Выразительные средства, которые используются в этой серии несколько напоминают стилистику аниме (жанр японской анимации): художник заостряет формы, а вместо типичной для него тщательной прорисовки фигур применяет заливку активным цветом (синим, красным, чёрным, жёлтым).

В творчестве А. Гнутова распространены композиции, посвящённые ладье, на которой переправлялись в мир мёртвых (серии «Боевая магия русских колдунов» (2012), «Путешествие к мировому древу» (2013), «Внутренний Новгород» (2015), «Дети волшебства» (2019)), и мировому древу, соединяющему верхний и нижний миры (серии «Путешествие к мировому древу» (2013), «Зверь в ремнях и другие истории» (2014), «Шерсть характерника» (2019)). Эти архетипические образы окружены небесными светилами и животными, среди которых обязательно встречается и волк. Лаконичность линии, детализация, сдержанный колорит, используемые в данных произведениях, призваны подчеркнуть величественность этих мотивов.

В какой-то момент времени связь волка с мифологической тематикой становится неявной и его образ редуцируется до знака, как, например, в работе «Люди и волки» (2018. Бумага, маркеры. 42х30. Частная коллекция). Пространство рисунка здесь заполнено полосами чёрных волнообразных линий, а в его нижней части расположены чередующиеся фигуры людей и волков красного цвета, которые складываются в узор. В этом минималистичном жесте, в выверенности композиции явно ощущается влияние визуальности Т. Новикова, одного из любимых авторов А. Гнутова, работавших в области новейших течений.

Почему же современный художник обращается к мифологии архаических культур? По мнению некоторых специалистов, «неомифологическое сознание» – одно из главных направлений культурной ментальности XX века, начиная с символизма и кончая постмодернизмом, и является реакцией на позитивистское сознание XIX века[17]. На наш взгляд, к его актуализации привело то, что в силу ряда причин (в том числе из-за напряженной политической, социальной обстановки, стремительного роста технологий, невероятных темпов жизни) современное общество постоянно переживает кризисные состояния и не всегда способно справляться с нарастающими переменами.

В интервью 2019 года А. Гнутов формулирует: «Мы живём в очень прагматическом мире. В обществе потребления правят материальные блага, они задают определенные параметры человеческой психике: прагматизм, расчёт, трезвый ум… В противовес этому мы обращаемся к архаике с её культом героики, с её культом трансового состояния для проникновения в иные миры. Это два полюса, между которыми существует человек, потому что жить в сугубо рациональном мире страшно. В нём всё очень предсказуемо и жизнь не представляет какой-то загадки, игрового поля и пространства для развития. И вот как в противовес этому, мы окунаемся в волшебную нелинейную логику мифа, которая позволяет верить в то, что существует чудо и какие-то вещи, непостижимые для человеческого ума»[18]. Эти реплики, в которых раскрываются творческие позиции художника, свидетельствуют о том, что миф становится для него не просто источником вдохновения или темой для рисунка, а объектом глубокого осмысления. Иными словами, графика А. Гнутова концептуальна по своей природе и его произведения объединены глобальной идеей о том, что именно магическое, эмоционально заряженное начало мифа традиционных культур как альтернатива рационализму технократического общества может стать источником духовной наполненности и дать возможность современному человеку двигаться дальше.

Подведём некоторые итоги. Как показало исследование, в авторской мифологии А. Гнутова образ волка связан с различными мифологическими мотивами и встречается во множестве графических работ 2010-х годов. Он предстаёт в них и основным героем произведения, и персонажем многофигурных композиций. В художественном пространстве автора волк имеет несколько трактовок: он является животным-тотемом, а также связан со скандинавской (Фенрир, мотив о Рагнарёке, Гери и Фреки), славянской мифологией (Симаргл) и русскими народными сказками (Серый волк). При этом художник по-особому взаимодействует с мифологическими сюжетами, не столько воспроизводя их, сколько обыгрывая, поэтому волк становится неким символом, один из аспектов которого – опасный хищник, другой – мудрый помощник, проводник, сопровождающий героев.

Внимание к традиционным культурам отразилось не только на выборе темы для произведений, но и на средствах художественной выразительности А. Гнутова: в его графике присутствует обобщенность образов, плоскостность изображения, тяготение к орнаментальности, фигуры очерчиваются чётким контуром. К другим особенностям его стилистики относятся графичность рисунка, интересные композиционные решения, умелое владение цветом, декоративность. Всё это позволяет автору создавать ёмкие, харизматичные образы. Кроме того, в его работах 2010-х годов обнаруживается влияние разных художественных явлений (лубочная картинка, творчество И. Билибина), в том числе актуальных художественных практик (стрит-арт, дриппинг, коллаж с использованием нестандартных материалов, творчество Т. Новикова, аниме). С одной стороны, в этот период времени художнику удалось выработать собственную узнаваемую графическую манеру, с другой стороны пересечения визуального языка разных эпох позволяют ему продолжать экспериментировать и находить всё новые пластические решения.

Кроме того, было рассмотрено, почему современный художник обращается к мифологии древних народов. Как показывают эссе и интервью с А. Гнутовым, его произведения объединены определенной концепцией. Суть её состоит в том, что современному обществу, сталкивающемуся с глобальными проблемами, необходим выход за пределы позитивистской логики и прагматичного мышления, а миф и архаика являются теми источниками волшебной, магической энергии, которая может помочь человеку обрести опору и выстоять перед вызовами времени.

Таким образом, на примере образа волка удалось проследить, что в 2010-е годы А. Гнутов создаёт свою систему кодирования определенных символов и важных для него идей. И мастерство визуального исполнения его произведений, и оригинальность творческих концептов художника свидетельствуют о том, что российское современное искусство обретает сложных и глубоких авторов. Изучение иных составляющих авторской мифологии А. Гнутова, а также творческих практик других саратовских художников в 2010-е годы может стать направлением дальнейших исследований.



[1] Цит. по: Обрист Х. У. Краткая история кураторства. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2012. – С. 102.

[2]Александр Гнутов (псевд. Александр Гнутов-Баюн) – родился в Саратове в 1976. Окончил Саратовское художественное училище им. А. П. Боголюбова в 2000 году (отделение дизайна). С 1997 по 1998 жил в сквоте художников «Детский сад» (Саратов). Создатель арт-группы Volga Drive (с 2003). C 2005 по 2010 жил и работал в Москве. С 2002 участник фестивалей и выставок современного искусства в Москве, Санкт-Петербурге и Саратове. Среди них: персональные выставки в Саратовском государственном художественном музее им. А. Н. Радищева (2010), Доме-музее П. В. Кузнецова (2016), Энгельсской картинной галерее (2018); групповые выставки «Котики в Манеже» (Новый Манеж, Москва, 2015), 1-ая Триеннале современного искусства (МСИ «Гараж», Москва, 2017), «Трагедия в углу» (Москва-Ижевск, 2018); «Течения» (2012), «Живое о живом» (2014), «Место приземления. Космическая связь» (2018) в СГХМ им. А. Н. Радищева. В настоящее время живёт и работает в Саратове.

[3]Фостер Х., Краусс Р., Буа И.-А., Бухло Б., Джослит Д. Искусство с 1900 года: модернизм, антимодернизм, постмодернизм. – М.: «Ад Маргинем Пресс», 2015. – 816 с.

[4] Демпси Э. Стили, школы, направления: путеводитель по современному искусству. – М.: «Искусство-XXI век», 2017. – 312 с.

[5] Гровье К. Искусство с 1989 года. – М.: «Ад Маргинем Пресс», 2019. – 216 с.

[6] Коптель Н. В. Проблема назначения и самоопределения актуального художника в городе // Искусство и власть в пространстве города: материалы межрегиональной научно-практической конференции. / под. ред. А. В. Учаева. – Саратов: «Рата», 2010. – С. 73-76.

[7] Иноземцева Е. Александр Баюн-Гнутов // Триеннале российского современного искусства. Путеводитель / под общ. ред. Н. Молока и А. Извекова. – М.: МСИ «Гараж», 2017. – С. 88 – 89.

[8] Мачулина Д. Александр Баюн-Гнутов // Трагедия в углу / ред. – сост. Мачулина Д. – М.: «Ад Маргинем Пресс», 2018. – С. 382.

[9] Тринитатский В. Квантовое наказание (лайкни меня, если сможешь). – Саратов, 2015. – 268 с.

[10] Гнутов А. Записки о тотемизме. 2014. https://disk.yandex.ru/public/?hash=pJnWW3o%2FHf%2FfocmOe8qzvvl6fB4qmqrNcnYY2%2B1fcm8%3D (Дата обращения 10.03.2020)

[11] Горизонталь. Творческая усадьба «Гуслица». Каталог выставки / Сост.: Третьякова А., Плохоцкий М. – М.: Август Борг, 2015. – 112 с.

[12] Гнутов А. Аудиозапись интервью. 3.02.2019. (Архив автора статьи).

[13] Иноземцева Е. Указ. соч. С. 88.

[14] См.: Гнутов А. Записки о тотемизме. 2014. https://disk.yandex.ru/public/?hash=pJnWW3o%2FHf%2FfocmOe8qzvvl6fB4qmqrNcnYY2%2B1fcm8%3D (Дата обращения 10.03.2020)

[15] См.: Гуревич Е.А. Руническое письмо // Словарь средневековой культуры / Под. ред. А. Я. Гуревича. – М.: «Российская политическая энциклопедия», 2003. С. 416

[16] Гнутов А. Записки о тотемизме. 2014. https://disk.yandex.ru/public/?hash=pJnWW3o%2FHf%2FfocmOe8qzvvl6fB4qmqrNcnYY2%2B1fcm8%3D (Дата обращения 10.03.2020)

[17] Соколов К. Б. Современное мифотворчество и искусство // Культурологические записки. Выпуск 13. – М.: ГИИ, 2011. С. 58.

[18] Гнутов А. Аудиозапись интервью. 3.02.2019. (Архив автора статьи).


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2021 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"