Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
A A A

Живописное путешествие по Уралу: акварели Павла Свиньина в собрании Радищевского музея

Автор:  Яфарова Ирина Ринатовна

Живописное путешествие по Уралу: акварели Павла Свиньина в собрании Радищевского музея // Художественная культура уральских заводов конца XVIII – первой половины XIX века: сборник докладов всероссийской научно-практической конференции. 9-12 октября 2019 года / Екатеринбургский музей изобразительных искусств. – 2019. С. 162-171

В 1818 году вышел в свет первый номер «Отечественных записок» – журнала, сыгравшего значительную роль в культурной жизни России XIX столетия. Вплоть до 1839 года владельцем, редактором и постоянным автором издания был литератор, путешественник, секретарь русского генерального консула в Филадельфии, художник, коллекционер и ученый Павел Петрович Свиньин.

В плеяде выдающихся личностей XIX века его имя, на первый взгляд, не кажется значительным, упоминания о нем в различных источниках носят эпизодический характер, а творческое наследие мало изучено. Для большинства исследователей Свиньин – прежде всего, писатель, автор травелогов и статей, посвященных истории, археологии, искусству, а также владелец первого в России музея отечественного искусства.

Уже в первой половине XIX века в среде интеллектуальной элиты сложилось вполне определенное мнение относительно личности и творчества Павла Свиньина. Его характеризовали как «писателя национального направления с уклоном в сторону этнографии и бытописания» [10, с. 315], художника средней руки и ученого, главной страстью которого было «отыскивать все замечательное русское, в том числе и русские дарования» [10, с. 316].

Несколько снисходительное отношение со стороны современников объяснялось рядом объективных причин: излишним патриотическим пафосом, отличавшим все произведения Свиньина, отсутствием критического чутья, некоторым консерватизмом мышления. С завидным постоянством он становился героем шуток и анекдотов, которыми развлекало себя высшее столичное общество. И все же творческая деятельность мастера, пропагандируемые им идеи самобытности и самодостаточности отечественной культуры, изложенные на страницах «Отечественных записок» и других периодических изданий, находили поддержку и положительный отклик как у профессионалов, так и любителей.

На фоне повышенного интереса к литературным трудам Свиньина, его многочисленным письмам и эссе, вне поля зрения современников оставался большой пласт наследия автора – великолепные акварели с видами российских, зарубежных городов и «достопамятностей». Причиной тому, вероятно, послужили несколько факторов.

Зрители знакомились с творчеством Свиньина посредством гравюр, сделанных по его рисункам и опубликованных в различных печатных изданиях. В начале XIX столетия книжная иллюстрация еще не получила важного самостоятельного значения и воспринималась как вспомогательный элемент по отношению к тексту. К тому же гравюры, созданные по акварелям художника, зачастую выглядели невыразительно и не передавали всей тонкости оригинальных работ. Но было и другое: согласно многочисленным отзывам, «Свиньин…<имел> слабость загребать жар чужими руками…, иногда <позволял> себе, без всякой церемонии, присваивать своему перу все, что плохо лежало…» [1, с. 164]. Так, в 1815 году он выдал рисунки нескольких американских художников за собственные работы, написанные с натуры [13, с. 347–351]. А незадолго до того, в 1811 году, за картину, «изображающую отдых князя Италийского графа Суворова Рымнинского по одержании победы» [5, с. 563], Свиньин был избран в академики.

Первая серьезная научная публикация, посвященная Свиньину-художнику, вышла в свет в 1930 году в Соединенных Штатах Америки [14]. Ее автор – профессор, заведующий Славянским отделом Нью-Йоркской публичной библиотеки, филолог Авраам Ярмолинский. Он изучил серию графических произведений, созданных мастером во время дипломатической миссии в Америке в 1810-е годы. Впервые о Свиньине заговорили не только как о писателе, но и талантливом художнике.

В 1950-е–1960-е годы уже в советской искусствоведческой литературе заметно возросло количество упоминаний Свиньина, часть его графического наследия была научно обработана и осмыслена. В 1992 году Государственный Русский музей, обладающий одной из самых больших коллекций произведений художника, в содружестве с зарубежными коллегами выпустил книгу «Путешествие по Северной Америке. 1812–1813. Акварели русского дипломата Павла Свиньина» [15]. В 2002 году вышел первый том научного издания «Американские рисунки и акварели в музее Метрополитен. Каталог работ художников, родившихся до 1835 года» [13], где также были представлены произведения мастера. А на сайте Государственного исторического музея (далее – ГИМ) было опубликовано 70 акварелей Свиньина, созданных им во время путешествия по России в 1820-е годы. Среди них оказалось немало работ с видами Предуралья, уральских городов и заводов, которые некогда посетил автор. К этой же серии относятся произведения из коллекции Саратовского государственного художественного музея им. А.Н. Радищева (далее – СГХМ, Радищевский музей).

Еще в 1811 году Свиньин вспоминал, что отправиться в длительный вояж по России «с карандашом в руках [9, с. 5] ему посоветовал граф Иоанн Каподистрия. Однако осуществить задуманное удалось лишь несколько лет спустя: в 1815-м и затем в 1820-е годы.

В первой половине XIX столетия подобные поездки стали особенно популярны, ведь в их основе лежали важные просветительские задачи. После Отечественной войны 1812 года все чаще стали говорить о формировании благоприятного имиджа империи на мировой арене, в том числе, посредством распространения визуальных источников информации – снятых с натуры видов, карт, схем. К тому же волна патриотизма, прокатившаяся по стране и затронувшая практически каждого жителя, способствовала развитию интереса к ее истории и культуре. Павел Свиньин, убежденный русофил, верно замечал: «Ничто не может столько приучить Россиян к уважению собственного, как сильное действие искусства на сердце…» [6, с. 387]. Это же он доказывал на собственном примере.

В 1824 году Свиньин отправился в многодневное путешествие по просторам империи, чему в немалой степени способствовал слух, распространившийся по столице, будто бы император Александр I намеревался совершить длительный вояж по России. Действительно, в августе того же года в составе многочисленной свиты государь выдвинулся в путь и уже через пару недель прибыл в Оренбург, туда же направился Свиньин.

С ноября 1824 по 1827 год на страницах «Отечественных записок» он публиковал подробную хронику высочайшего путешествия, большая часть которого была посвящена знакомству монарха с городами и заводами Урала. Свиньин описал наиболее значительные, на его взгляд, факты и события, связанные с визитом императора. И, несмотря на излишне восторженное отношение к происходящему и высокопарный слог, представил большое количество специфической и ценной информации, касающейся особенностей заводской службы, подробностей производства оружейных снарядов, работы станков, а также иные факты, доказывающие его высокий уровень компетентности как журналиста и ученого. Словесные описания Свиньин подкреплял визуальными образами. По итогам своей поездки на Урал в 1824–1825 годах он создал порядка 15 акварелей. Эти работы хранятся в коллекции Государственного исторического музея и Радищевского музея в Саратове.

Это виды городов, заводов, а также типы городских жителей. Как и прочие рисунки, созданные во время путешествия, автор предполагал перевести их в гравюры и издавать отдельными частями под общим названием «Россия в живописных видах, с описанием нравственного, физического и политического её состояния». Но в результате под заглавием «Картины России и быт разноплеменных ея народов, из путешествий П.П. Свиньина» [9] вышел всего один том. Финансовые и прочие сложности не позволили продолжить издание книг. Некоторые рисунки «уральской серии» были впоследствии воспроизведены в «Отечественных записках». Шесть акварелей оказалось в коллекции Радищевского музея.

Они поступили в 1920–1922 годах из собрания Семена Алексеевича Юрьевича – генерал-адъютанта, воспитателя цесаревича Александра Николаевича, будущего императора Александра II. В старой инвентарной книге сохранилась запись, указывающая на то, что ранее они были частью одного альбома – «Изображение некоторых городов и достопамятных мест, посещённых Императорским Величеством в 1824 году» [4, с. 31–32]. В числе этих акварелей – «Пермь с противоположного берега реки Камы», «Саткинский завод», «Сысертский завод Турчаниновых», «Вид Екатеринбурга», «Илецкая Защита», а также «Златоустовский завод».

«С немалым трудом пробрался я сквозь густой лес до крутого утеса, служащего как бы венцом сему гиганту, и взору моему представилась ни с чем несравнимая панорама. Златоустовский завод, в семи верстах отсюда отстоящий, казался гнездышком пернатых, прикреплённых к ущелью гор, которые гордо смотрелись в чистые воды пруда, омывающего их подошву…» [7, с. 4–5], – так описывал свои впечатления от увиденного Павел Свиньин.

«Златоустовский завод» – одна из лучших работ художника «уральской серии». В ней нет характерной для видовых пейзажей того времени сухости и излишней протокольности, напротив, автор стремился внести в сюжет элемент содержательности, создать величественный образ природы. Холодная цветовая гамма, построение глубины пространства постепенным высветлением планов свидетельствовали о большой живописной одаренности мастера. В 1825 году в журнале «Отечественные записки» была опубликована гравюра «Златоустовский оружейный завод», однако в качестве оригинала, которым пользовался гравёр, послужила одноименная акварель из коллекции ГИМа.

В отличие от многих профессиональных художников, дилетант Свиньин был в меньшей степени связан с академической традицией, что позволяло создавать образы живые и непосредственные, выбирать нетипичные сюжеты и акцентировать кажущиеся незначительными детали. В акварелях с изображениями Саткинского завода и Сысертского завода Турчаниновых внимание художника занимает не только пейзаж, но и группы людей. Автор перемещает человеческие фигурки на передний план, а их взгляды обращает к зрителю. Таким образом, стаффаж в рисунках мастера из второстепенного элемента постепенно превращается в важную сюжетную составляющую, вносит в них жанровую окраску.

Но все же Свиньин остается верен традициям эпохи: использует характерные классицистические приемы в построении композиции, условную трехцветку, на основе реального вида «конструирует» идеальный образ России и ее жителей. Свидетельство тому – типы горожан из коллекции ГИМа. Это «Уральские казаки», «Пермянка», «Нижнетагильская купчиха» и другие. В XVIII – первой половине XIX столетия такие изображения называли «костюмами». Художники создавали их для этнографических атласов и журналов, ставших на рубеже веков особенно популярными, достаточно вспомнить иллюстрированное «Описание всех обитающих в Российском государстве народов» (1799) Иоганна Готлиба Георги.

«Костюмы» в работах Свиньина, при всей своей кажущейся естественности, идеализированы, лишены индивидуальных черт, овеяны особой ноткой поэтичности. Свиньин – мастер переходного периода, в его творчестве нашли свое выражение как идеалы классицизма, так и романтизма. И, прежде всего, эта двойственность проявила себя в жанре пейзажа.

В «Виде Екатеринбурга» художник стремится к ясности, объективности и точности в передаче деталей. И, при этом, по-прежнему строит пространство постепенным высветлением планов, соотношением разных масштабов в пространстве, изображает справа изящное здание с портиком, которое, подобно раскидистому дереву в классицистических пейзажах, подчеркивает первый план.

Данное произведение, как собственно и другие работы мастера, в частности, «Пермь с противоположного берега реки Камы», представляют новый этап в развитии жанра видового пейзажа в России. Это уже не топографическая съемка, не визуальный документ, имеющий вспомогательный характер, а самостоятельное художественное произведение.

Менее удачен по исполнению «Вид Екатеринбурга» из коллекции ГИМа. В данном варианте автору не удалось сохранить устойчивость и целостность композиции, передать ощущение глубины пространства. Вообще, акварели Свиньина, в которых доминирующая роль отводится архитектуре, проигрывают «чистым» пейзажам. Художник не слишком уверенно владеет линией и контуром. Это заметно в сравнении двух рисунков – «Илецкая Защита» (СГХМ) и «Соляные копи в Илецкой Защите» (ГИМ).

В первой акварели мастер создает панорамное изображение, стремится передать величественность русской природы, в которой нет изъяна: каждый ее уголок прекрасен. С восторгом он пишет на страницах «Отечественных записок»: «…быв расположена на обширной равнине, <крепость>открывается не прежде, как подъехать к самой почти заставе… На вершине <горы> сооружен четырехугольный зубчатый замок, который… придает красы целому ландшафту, представляясь короною на челе сего степного гиганта» [8, с. 21]. Без сомнения, автор создавал рисунок на основе реального вида, стремился максимально правдиво зафиксировать его особенности, но в конечном итоге написал «русскую Кампанью», в которой отечественное узнаваемо ровно настолько же, как и наносное итальянское.

Акварель «Соляные копи в Илецкой Защите» менее удачна, быть может, потому, что творческий метод Свиньина базировался на больших обобщениях, автор тяготел к бескрайним панорамным видам, а в том случае, когда ему приходилось решать более мелкие частные задачи, ему не удавалось найти им должную меру воплощения. Это также характерно для работы «Золотопромывальня» (ГИМ).

Неудачи настигали Свиньина и в том случае, когда чрезмерно восторженный взгляд на, казалось бы, рядовые вещи лишал его «критического чутья и чувства меры» [10, с. 316]. Реки в работах художника неизменно полноводные, горы – самые высокие, деревья – раскидистые, а люди подчас напоминают античных героев, о чем свидетельствует рисунок «Рыболовство уральцев» (ГИМ).

Вместе с тем Свиньин неоднократно акцентировал внимание на том, что все акварели делал с натуры. Но это означало лишь то, что в основе его замысла лежал не фантастический, выдуманный, а реальный вид, который, в соответствии с требованиями и правилами композиции, «дополнялся отдельными деревьями, группами людей и животных» [11, с. 96]. В этой связи особое внимание привлекает стаффаж в акварели «Нижнетагильский завод» (ГИМ). В числе человечков, мирно отдыхающих на лоне величественной природы, автор изобразил деятельную персону – художника, «снимающего» с натуры вид. Вероятно, Свиньин старался убедить зрителя в собственной правдивости, стремился показать не только конечный результат, но и сам творческий процесс, поскольку в основе его творчества лежали, прежде всего, высокие просветительские идеалы. «Не легче ли художнику писать со своей природы, с предметов, повсюду его окружающих, чем для картин своих выдумывать все – даже чужеземное небо» [6, с. 388], – замечал мастер.

И все же пейзажи Свиньина достаточно идеализированы и не позволяют говорить о раскрытии им действительно русской природы, ее характерных черт и мотивов. Вместе с тем, отличительной особенностью акварелей художника является их разнообразие и идейная содержательность, что подтверждают работы из собрания Радищевского музея.

Отправляясь в путешествие по России, Павел Свиньин ставил перед собой трудную задачу: распространить любовь и уважение к родному, народному, русскому. Современники в шутку называли его «Le patriot du kwass» [1, с. 205]. А.С. Пушкин замечал, что художник «любит Россию и говорит об ней совершенно как ребенок» [3, с. 239]. Действительно, чувством уважения и восхищения родной природой и культурой проникнуто творчество этого мастера, недаром все номера «Отечественных записок» неизменно начинались с короткого двустишия: «Любить Отечество – велит природа, Бог; А знать его – вот честь, достоинство и долг».

Библиографический список:

1. Бурнашев В.П. Наши чудодеи. Летопись чудачеств и эксцентричностей всякого рода. – СПб., 1875. 276 с.

2. Вишленкова Е. Визуальное народоведение империи, или «Увидеть русского дано не каждому». – М., 2011. 367 с.

3. Полное собрание сочинений А.Ф. Писемского. Т. 16. Ч. 1 и 2. Масоны. – СПб., 1896. 343 с.

4. Савельева Е.К. Коллекция Юрьевичей и Васильчиковых. К истории создания и бытования // Дворянские усадьбы Саратовской губернии: Материалы вторых Боголюбовских чтений. – Саратов, 1998. С. 29–42.

5. Сборник материалов для истории Императорской Санкт-Петербургской Академии Художеств за 100 лет ее существования. – СПб., 1864. 613 с.

6. Свиньин П.П. Выставка в Академии Художеств (письмо к Ив. Ив. Дмитриеву) // Отечественные записки, издаваемые Павлом Свиньиным. – СПб., 1821. Ч.7. С. 383–393.

7. Свиньин П.П. Златоустовский завод // Отечественные записки, издаваемые Павлом Свиньиным. – СПб., 1825. Ч.22. С. 25–52.

8. Свиньин П.П. Посещение Илецкой защиты в 1824 году // Отечественные записки, издаваемые Павлом Свиньиным. Ч. 23. – СПб., 1825. С. 3–24.

9. Свиньин П.П. Картины России и быт разноплеменныхея народов, из путешествий П.П. Свиньина. Часть I. – СПб., 1839. 386 с.

10. Труды Государственного Румянцевского музея. Вып. 1. Дневник А.С. Пушкина (1833-1835). – М., 1923. 590 c.

11. Фёдоров-Давыдов А. Русский пейзаж XVIII – начала XIX века. – М., 1953. 207 c.

12. Яфарова И.Р. Живописное путешествие по Уралу: акварели Павла Свиньина в собрании Радищевского музея // Открываем коллекции. XV Боголюбовские чтения. Материалы Всероссийской научной конференции. – Саратов, 2017. С. 46–54.

13. American Drawings and Watercolors in The Metropolitan Museum of Art. Volume I.A Catalogue of Works by Artists Born before 1835. – NY., 2002. 408 s.

14. Avraham Yarmolinsky. Picturesque united States of America 1811, 1812, 1813 being a Memoir on Paul Svinin. – NY., 1930. 51 s.

15. Traveling across North America 1812-1813.Watercolors by the Russian diplomat Pavel Svinin. – NY., 1992. 192 s.


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2020 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"