Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
Платные услуги
A A A

Выставка «Изобилие». Живопись, графика, декоративно-прикладное искусство советского периода из собрания Радищевского музея

  • Выставка «Изобилие». Живопись, графика, декоративно-прикладное искусство советского периода из собрания Радищевского музея
Дата мероприятия:  24.05.2024  —  29.09.2024

Тема изобилия – одна из ключевых тем в советском искусстве. Она раскрывалась в различных жанрах и сюжетах, но всегда была связана с идеей о том, что советский народ живет хорошо и счастливо, трудится на благо Родины и получает осязаемый результат труда – изобилие продуктов и товаров народного потребления.

В состав выставки вошло более 40 полотен советских живописцев, 18 агитационных плакатов конца 1920-х – 1930-х годов, несколько книжных изданий, а также предметы декоративно-прикладного искусства из собрания Радищевского музея.

На примере экспозиции, представленной в выставочном зале Энгельсской картинной галереи, можно проследить эволюцию темы изобилия в советском искусстве.

Так, в конце 1920-х – 1930-е годы советский̆ народ столкнулся с трудностями, связанными с коллективизацией̆ и индустриализацией̆, перестройкой экономики на социалистические рельсы. Находясь в блокаде «капиталистического мира», молодое государство было вынуждено усиленно аккумулировать внутренние ресурсы – как рабочие, так и интеллектуальные. И в этом плане агитационный плакат, призывающий на стройки, в колхозы, на производства, играл крайне важную роль в достижении лучших экономических результатов, всеобщего благоденствия и достатка. Плакат прост в производстве, выпускается большими тиражами и доходчиво доносит мысль даже до неграмотной части населения за счет ясной картинки и обращения к контрасту «было – стало».

Также на выставке широко представлены живописные произведения этого периода, отражающие новую идеологию и новую жизнь: бескрайные возделанные колхозные поля (Павел Кузнецов «Сбор капусты», 1937; Федор Белоусов «Уборка хлеба», 1934), развивающиеся производства (Елена Бебутова «Каучук», до 1938), образы рабочих и колхозников (Михаил Аринин «Жница», 1927; Павел Кузнецов «Сбор яблок», конец 1930-х), разнообразные натюрморты. Замечательным дополнением к теме изобилия 1930-х гг. стали фарфоровые изделия, произведенные на отечественных предприятиях и иллюстрирующие Выставку достижений народного хозяйства СССР в Москве (ВДХН) – кувшин (Вербилки, 1939), статуэтка «Колхозница с овощами» (Ликино-Дулево, 1939), статуэтка «Украинец с арбузами» (ЛФЗ, 1939), статуэтка «Колхозница с хлопком» (Ликино-Дулево, 1939).

Наибольшей популярности тема изобилия в советском искусстве достигает к 1950–1960-м годам, когда страна переходит от послевоенного восстановления к экономическому росту. На полотнах – бурно отстраивающиеся города (Павел Кузнецов «Москва. Строительство школы», 1954), развивающиеся села (Глеб Савинов «Новый магазин в Пристанном», 1968), промышленные пейзажи (Леонид Гусев «Индустриальный пейзаж», 1962), заполненные прилавки магазинов (Павел Кузнецов «В булочной», 1955).

Нельзя не заметить, что в работах послевоенного периода часто фигурирует тема «хлеба», что неудивительно с учетом пережитых народом потрясений и голода: традиционное символическое значение хлеба – отсутствие голода, насыщение (чего только стоят русские пословицы о хлебе – «Хлеб – всему голова», «Будет хлеб, будет и обед», «Горек обед без хлеба»). В экспозиции эта тема широко представлена в декоративно-прикладном искусстве – статуэтка «Женщина со снопом» (1960-е, Краснодарский фарфоро-фаянсовый завод «Чайка»), статуэтки «Добро пожаловать (Девушки с караваем)» (1952–1959, Ликино-Дулево), подставка для карандашей «Девушка со снопом» (1950-е, ЛФЗ), статуэтка «Женщина со снопом» (1960-е, Краснодарский фарфоро-фаянсовый завод «Чайка»).

Интересно, что, несмотря на достигнутое советским обществом благополучие на коллективном уровне, демонстрируемое художниками, на уровне частном, индивидуальном советский человек, советская семья изображаются, скорее, в аскетичном ключе. При этом аскетизм преподносится не как нехватка чего-либо, но как особенность советской культуры потребления – как разумная умеренность, сознательный отказ от личного богатства, не свойственного советскому человеку (Любовь Рабинович «Андрейка-сибиряк», 1957; Дмитрий Мочальский «Заочники», 1967).

Применительно к натюрморту в пространстве частного дома это будет означать, что изобилие на столе мы увидим, скорее, в качестве знака праздника, особого случая, но не повседневности (Владимир Эйферт «Натюрморт», до 1940; Юлия Разумовская «Моя семья», 1944).

К концу 1960-х – 1970-м годам перемены в советском обществе становятся все более заметными. Это и «эпоха застоя» (вторая половина 1960-х – первая половина 1980-х), характеризующаяся устойчивым снижением темпов экономического роста при относительной социальной стабильности и более высоком, чем в предыдущие десятилетия уровне жизни. И изменения настроений в обществе – к 1970-м годам вырастают новые поколения, не заставшие тягот войны, воспитанные в относительном благополучии, для которых индивидуальное – важнее коллективного, отчетливо формируется общество потребления.

Эти изменения находят отражение как в искусстве в целом, так и в теме изобилия в частности. Становится очевидным, что «радужная» картинка, транслируемая на официальном уровне, резко диссонирует с окружающей действительностью. Так, работа Владимира Романова «Саратов. Праздник Октября» (1974), где показана нарядная демонстрация на фоне памятника Ленину, несущая огромный каравай и транспаранты, говорящие о рекордных урожаях зерна, контрастирует с полотном Натальи Нестеровой «Разгружают мясо» (1982), рисующей мрачноватую и далёкую от привлекательности сцену разрузки туш, или картиной Любови Романовой «Толпа на улице» (1971), где одетые модно и пестро люди выглядят бессмысленно толкущимися в пространстве безликого города, ничем не занятыми и словно потерянными.

Таким образом, тема изобилия была одной из центральных тем советского искусства, в которой, словно в зеркале, отражались идеалы и ценности времени. Можно с уверенностью сказать, что к 1970-м годам речь идет уже не столько об изобилии, сколько о потреблении, не о коллективном, но о частном, индивидуальном. С полотен исчезают колхозные поля, на смену им приходят умиротворенные дачные натюрморты (Ольга Бабенкова «На даче», 1977), на место больших строек и радости коллективного труда – картины тихого семейного счастья (Борис Давыдов «Семейный портрет», 1972–1974), изобильные прилавки магазинов сменяют полупустые витрины «эпохи застоя».


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры