Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
Версия для
слабовидящих
A A A

К 25-летию Мемориального дома-музея К.С. Петрова-Водкина в Хвалынске. Дом, хранящий уют и вдохновение

Автор:  Анашкина Елена Эдуардовна

  • Дом К.С. Петрова-Водкина в Хвалынске. Фото 1909 года
В южной части Хвалынска на пересечении улиц Ленина и Горького стоит деревянный дом на высоком фундаменте. Более ста лет он приковывает взгляд прохожего и проезжего. И сейчас его фасады поражают обилием окон с легкими белыми ставнями и кружевными наличниками, восхищают резными карнизами, причелинами и подзорами, изящными деталями парадного крыльца, внушительные ворота задерживают внимание большим ярилом в навершии и скромной, но неординарной мемориальной доской с силуэтом всадника на коне. С этим домом почти полвека была связана жизнь семьи выдающегося русского художника К.С. Петрова-Водкина. И уже четверть века здесь располагается его мемориальный музей.

Дом не помнит ранних лет Петрова-Водкина – он появился на свет в избушке бабушки Федосьи на берегу Волги. Но именно эти стены хранят память о работе художника над всемирно известными полотнами «Купание красного коня», «Мать», «Девушки на Волге» и многими другими произведениями.

Кузьма Сергеевич Петров-Водкин купил этот просторный дом в 1905 году для своих родителей, для двоюродных братьев и сестёр, взятых на воспитание Анной Пантелеевной после смерти её брата Ивана, и для себя, чтобы приезжать в Хвалынск на лето.

Осенью 1904 года художник завершил свой первый большой заказ – майоликовое панно для фасада церкви Спаса Целителя Ортопедического клинического института Р.Р. Вредена в Санкт-Петербурге. Петров-Водкин выполнил картон для майолики, панно было изготовлено в Лондоне, куда художник ездил, чтобы наблюдать за работой и вносить необходимые изменения, также он присутствовал при установке панно на фасаде церкви. На средства, полученные за эту работу, и был куплен дом в Хвалынске. В письме к матери из Петербурга в декабре 1904 года Кузьма Сергеевич спрашивает: «Ты писала насчет дома кузнеца (у ярмарки), так что же он, по-твоему, подходящий для нас? Есть там комната для работы? Я не прочь его купить. Если он удобен. Значит, за 1300 рублей он может его отдать… Даже, в крайнем случае, можно было бы и за полторы тысячи, только бы по вкусу пришелся. Насчет того, что далеко от центра, так это, мне кажется, ерунда. Можно в крайности какую-нибудь крысу-лошаденку завести, чтобы Анне Пантелеевне на базар съездить». Покупка дома состоялась летом 1905 года.

Юго-западную часть нашего города с давних пор называют Бодровкой. Первоначально селились здесь «кузнецы и мордва, занимавшаяся отхожим промыслом и прасольством» (К.С. Петров-Водкин «Хлыновск»). Именно кузнецу, как следует из приведенного выше письма, принадлежал дом, построенный в 1896 году и приобретенный художником менее чем через десять лет. Улица Ленина прежде называлась Дворянской, из окон на Дворянскую открывался великолепный вид на Волгу, острова, противоположный степной берег. Улица же Максима Горького – в прошлом Грошовая или Ярмарочная – являлась крайней, за ней был пустырь, на котором осенью устраивались ярмарки, вдоль дороги располагались кузницы, за ними начинались сады. В просторном дворе размещались летняя кухня, каретник, конюшня с высоким сеновалом, погребица. За ними небольшой сад с баней.

В сентябре 1905 года Кузьма Сергеевич писал из Хвалынска, уже из купленного для семьи дома: «Здесь дивная осень… Сейчас лунная ночь. Сегодня долго с вечера я с моими были в поле перед домом в тихой ночи. Кричал Шурка, кувыркался по полю, а город уже был тихий, сонный в стороне. Это для моих был праздник. Кормит меня мама яблоками (своими), пирогами и арбузами».

Позаботившись о близких, художник отправился в дальние странствия в поисках себя, своего творческого пути. Он побывал в Италии, Франции, на севере Африки. Отовсюду шли в Хвалынск его письма, адресованные теперь так: Анне Пантелеевне Петровой-Водкиной в собственный дом. Мама – не только самый близкий друг и собеседник, но еще и самый достойный жизненный ориентир: «Пусть никто не хочет видеть и знать твоего большого труда с сиротами, но я это знаю и в этом моя гордость, что вся жизнь моей бесценной мамочки ушла для других… Дай Бог кому такую работу – что не языком чесать, не за прилавком деньги обирать, а это прямо к человеческой жизни и сердцу человеческому - тобой создался я, и тобой создаются ещё три жизни – и этого никакой ценой не оценишь. В этом красота и правда», - читаем мы в письме К.С. Петрова-Водкина матери из Алжира от 12 апреля 1907 года, а это строки письма, присланные им в Хвалынск из Парижа в феврале 1908 года: «Родная моя мамочка, словно солнышком посветило на меня твоё письмо. Самое нежное и глубокое чувство – это любовь матери. Все другие чувства преходящи и изменчивы, а мама всегда мама, всегда самая искренняя слеза и самая задушевная радость в матери. И как бы, когда бы я себя одиноким ни чувствовал, всегда у меня есть уголок на земле, где светится милое нежное сердце моей мамочки, которая делит со мной и мои печали, и мои радости».

В родительский дом на Дворянской привёз Петров-Водкин в 1909 году свою молодую жену из Парижа. Мария Фёдоровна позднее в своих воспоминаниях «Мой великий русский муж» напишет: «В доме среди прочих была большая светлая комната с окнами с двух сторон. В ней муж устроил мастерскую. Его мать украсила комнату китайскими розами, пальмой, олеандрами и другими цветами». В зале, который в летние месяцы превращался в мастерскую, была отгорожена ниша, арку ниши Кузьма Сергеевич украсил живописной головой Демона. Сохранилась фотография 1909 года, на которой запечатлены сидящие в зале под аркой родители художника, трое племянников матери и сам Кузьма Сергеевич в пробковом шлеме, привезенном из Африки. А Марию Фёдоровну можно видеть на фото перед домом, на крылечке и во дворе. Ей многое в привычном быте родственников мужа казалось экзотикой: особенно полюбились козлята, она ласкала их и называла на французский манер Зу-зу. Неизгладимое впечатление произвели на Марию Фёдоровну красота окрестностей волжского городка и сердечность отношений в семье художника. С 1909 по 1916 год Петров-Водкин с женой каждое лето проводили в Хвалынске. Здесь в Крестовоздвиженской церкви 28 августа 1910 года состоялось венчание Кузьмы Сергеевича и его любимой Мары.

Пребывание на родине для Петрова-Водкина всегда было наполнено насыщенной и плодотворной работой. В Хвалынске, в «родимом гнездышке» художник создал такие живописные произведения, как «Окрестности Хвалынска», «Портрет матери» (1909), «Старухи», «Фектя», первые эскизы и этюды к картинам «Купание красного коня», «Юность (Поцелуй)», «Мать», «Девушки на Волге», «На линии огня», «Жаждущий воин». Здесь он занимается и литературным трудом – продолжает работу над пьесой «Звенящий остров», пишет повесть-сказку «Аойя. Приключения Андрюши и Кати в воздухе, под землей и на земле».

В дом родителей Кузьма Сергеевич иногда приглашает своих друзей хвалынских художников Л.А. Радищева, В.Ф Орехова, И.А. Елатонцева, Г.Г. Платонова.

Осенью 1916 года Кузьма Сергеевич задержался в родном городе дольше обычного: как военнообязанный, приписанный в Хвалынске, он ожидал решения медицинской комиссии. Жена отправилась в Петербург хлопотать в поисках новой квартиры. В это время тяжело заболел отец художника Сергей Фёдорович, сын был рядом с отцом до последней минуты. В письме из Хвалынска жене в Петербург от 27 октября 1916 года художник признавался: «Можно сказать, что закончен один период моей жизни и что подобного счастья уже не будет. Возможно, счастье придёт и будет ещё больше, чем сейчас, но тихое счастье в этом маленьком уголке – счастье среди дикости, пропитанной нашими радостями и горестями, поэзией и хозяйственными мелочами нашей жизни – это счастье ушло, чтобы никогда больше не вернуться… В воскресенье, 23 октября, состоялись похороны моего отца, это был один из самых молчаливых и трогательных моментов моей жизни: его смерть… Это был день, полный солнца, лучи его ласкали умирающего… Как в жизни обращавший мало внимания на себя и заботившийся о других, так и после смерти папа как будто постарался, чтобы всё было хорошо устроено: чудная погода, песнопения, искренность присутствующих, даже поминальный обед прошли без тени какой-нибудь неприятности. И солнце, всё время солнце до самой могилы на кладбище, пропитанном ароматом осенних трав, до последнего слоя земли, покрывавшего гроб, - всё прошло просто, скромно, кротко, сердечно, полно внимания к другим, как был и сам папа… Его опустили в землю ровно в полдень 23 октября… Дом так тих, что можно думать, папина душа сторожит его под небесами».

Вскоре Петров-Водкин задумает и создаст одну из самых поэтичных и философских своих картин – «Полдень. Лето» (1917), в которой развернет панораму человеческой жизни от рождения до смерти, изобразив в одном пространстве разновременные моменты жизни, естественно и гармонично слитые в единое целое.

Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2020 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"