Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
A A A

Голландское искусство в Радищевском музее и принцы Оранские

Автор:  Савицкая Татьяна Евгеньевна - заведующий отделом

Голландское искусство XVII –XVIII веков в экспозиции зарубежного отдела Радищевского музея – это всего один, самый маленький зал. Но зато здесь действительно одни шедевры! К тому же эти замечательные произведения (картины и предметы декоративно-прикладного искусства) не только восхищают нас своими художественными качествами, но и обращают к истории страны, в которой они были созданы. И сюжеты живописных работ, и их феноменальное технологическое качество (о голландские картины, написанные, преимущественно, на деревянной основе, «сломает зубы» любой жук-точильщик!) обусловлены условиями жизни Голландии в период ее «золотого века» – периода экономического и культурного процветания, продлившегося все XVII столетие.

Началась поистине великая история маленькой страны в конце XVI века, когда штатгальтер (правитель) принц Вильгельм I Оранский (1533– 1584) поднял северные провинции Нидерландов на борьбу за независимость от Испании, под властью которой Нидерланды находились около 200 лет. Закончилась эта борьба уже после смерти Вильгельма I, убитого испанским наемником. Северные провинции добились независимости и стали буржуазной Голландией – Республикой Объединенных провинций, а оставшаяся феодальной и по-прежнему зависимой от Испании южная часть – Фландрией.

Должность штатгальтера в Голландии, несмотря на буржуазный строй, наследовалась представителями дома Оранских – в благодарность ее герою-освободителю. Три работы, представленные в экспозиции музея, непосредственно связаны с этой династией.

До последнего времени было неизвестно, кто именно представлен на портрете, однако очевидно, что это образованный человек, занимавший, возможно, довольно высокий пост. Нам удалось найти аналогичный портрет, хранящийся в миланской Пинакотеке Брера. И действительно, надпись на его обороте свидетельствует, что это Эрик Диммер (1550–1630) – советник принца Морица Оранского (1567–1625) и, затем, его преемника Фредерика Хендрика (1584–1647). Портрет написан придворным художником дома Оранских Михилом Миревелтом (1567–1641), творчество которого иллюстрирует блестящий расцвет голландского реалистического портрета.

В Италию портрет, написанный в последний год жизни Эрика Диммера, привезла его дочь, вышедшая замуж за Таддео Вико, ставшего впоследствии важным государственным чиновником, который представлял интересы Габсбургов в Миланском герцогстве и Великом герцогстве Тосканском. Династия Габсбургов в XVII веке правила в Испании и Австрии, ее влияние распространялось на значительную часть Европы. История семьи Э. Диммера, таким образом, косвенно показывает широту международных связей Голландии, а также обращает нас к тому времени, когда даже ее бывшие властители – испанские Габсбурги, признали независимый статус этой страны.

Именно на время правления Фредерика Хендрика Оранского пришёлся особый культурный и экономический подъём, пик «золотого века» голландской республики.

С Фредериком Хендриком связана еще одна картина Радищевского музея – роскошная большеформатная композиция «Венера, оплакивающая смерть Адониса» из цикла «Венера и Адонис», украшавшего загородную резиденцию принца близ Гааги. Она, однако, написана не голландским мастером, а художником теперь уже другой страны, соседней Фландрии – Томасом Виллебортсом Босхартом, и находится, соответственно, также по соседству, в зале фламандского искусства.

Томаса Виллебортса Босхарта современники очень ценили за репрезентативность, эффектность, и вместе с этим, драматизм композиций. Так, при работе над большими алтарями, росписями соборов и другими крупными заказами его неоднократно привлекал к сотрудничеству Питер Пауль Рубенс. Более всего Босхарту удавались исторические и мифологические сцены. Серия картин, иллюстрирующая рассказанную римским поэтом Овидием историю любви богини Венеры к прекрасному юноше Адонису, была очень популярна. Но самой большой популярностью пользовалась трагическая сцена, завершающая историю этой любви: однажды на охоте случилось то, чего всегда боялась Венера – Адонис был убит диким вепрем. Безутешна в своем горе Венера, безутешен и маленький бог любви Амур. Эта картина неоднократно повторялась в мастерской Босхарта, ее эскиз находится в Музее изобразительных искусств Брюсселя, а варианты – в различных музеях мира: Национальном музее Швеции в Стокгольме, Национальном музее Канады в Оттаве, Охотничьем дворце Грюневальд в Берлине, Будапештском Музее изобразительных искусств, а также частных собраниях.

На первый взгляд кажется удивительным, что Фредерик Хендрик заказал картину во Фландрии, в то время как в Голландии были собственные прекрасные художники. Однако голландским мастерам мировая живопись обязана расцветом совсем другого, реалистического искусства – пейзажа, портрета, интерьера, бытового жанра. И это, как правило, картины небольшого формата, предназначенные для скромных жилищ бюргеров. Потребность в репрезентативных эффектных работах появилась позже, во второй половине XVII века, когда сформировался слой крупной буржуазии, обустраивающей свои дома по образцу знати. Но и тогда большинство голландских мастеров остались верны своей национальной традиции, и картины «для дворцов» заказывались в основном у иностранных художников.

«Золотой век» Голландии – время ее полной независимости, политической и экономической мощи. Очень важным условием такой независимости на протяжении столетий было наличие флота – и военного и торгового. Голландские корабли, оснащенные по последнему слову техники того времени, совершали плавания к далеким берегам, в том числе – в Китай и привозили в Европу предметы давнего вожделения европейцев, китайское «белое золото» – изделия из тончайшего фарфора. Именно под влиянием китайского фарфора появляется его голландский «заменитель» – делфтский фаянс, небольшая, но очень качественная коллекция которого поступила от основателя Радищевского музея А.П. Боголюбова. Китайские мотивы – пейзажи с пагодами, гуляющими китайцами и китаянками, экзотическими птицами прослеживаются во многих представленных здесь сюжетах.

Непрозрачный и далеко не такой тонкий, как фарфор, делфтский фаянс обладает собственным, неповторимым своеобразием. С его мягкой, тающей, голубой подглазурной росписью на белом фоне он словно впитал свежесть морских просторов, покоряемых голландскими кораблями, влажность морского воздуха этой страны.

Постепенно круг сюжетов расширяется – на тарелках, блюдах, вазах встречаются голландские пейзажи, жанровые сценки и даже, хотя и значительно реже – портреты.

Один из них, изображенный на блюде, недавно появился в обновленной экспозиционной витрине делфтского фаянса.

На блюде мы видим профильный подгрудный портрет мужчины в парике, синем мундире, с желтой лентой через левое плечо и звездой на левой груди. О том, что это за персонаж, сообщает надпись «PWD5» с инициалами принца Вильгельма V Оранского (Prins Willem de Vijfde,1748–1806), последнего штатгальтера голландской республики (1751–1795).) Таким образом, это еще одно произведение в собрании музея, имеющее непосредственное отношение к дому Оранских.

На первый взгляд, в портрете принца нет ничего необычного – портреты монархов, видных исторических деятелей и т.д. довольно часто изображались на бытовых предметах. И это, как правило, делалось во славу того, кто изображен или же по поводу какого-то важного события. Надпись под портретом: «De prins herstelt; vrij van gewelt; geen blijder dag; ik nimmer zag» («Принц возвращается [восстанавливается], свободен от насилия; лучшего дня я ещё не видел») говорит о том, что перед нами второй случай – портрет принца Вильгельма V Оранского связан именно с особым, конкретным событием. Понять смысл этой фразы мы не сможем без обращения к биографии Вильгельма V Оранского и исторической ситуации в Голландии этого времени в целом.

Вильгельм V Оранский принадлежал к тому типу людей, которые совершенно не годятся для того, чтобы править – слабовольный, нерешительный, он постоянно оказывался марионеткой в руках более сильных личностей. Но справедливости ради стоит признать, что судьба этому способствовала. Принц стал штатгальтером в три года, после смерти отца, и практически до конца его штатгальтерства за него правили его родственники – британские (мать Вильгельма, Анна Ганноверская, была дочерью английского короля Георга II) и немецкие (хотя и не такие близкие, как английские, но зато весьма многочисленные – их перечисление заняло бы слишком много места и времени). Герцог Людвиг Эрнст Брауншвейгский оставался его наставником и после 1766 года, когда, наконец, принц получил право править самостоятельно.

В 1767 году Вильгельм V женился на принцессе Вильгельмине – племяннице короля Пруссии Фридриха Великого. Скорее всего, с этим событием связан орден принца. Конечно, изображение орденской звезды здесь весьма схематично, и все-таки, видимо, это Орден Чёрного орла – высшая прусская награда, учрежденная королем Фридрихом I в 1701 году. Из иностранцев этим орденом награждались только монархи и высшие государственные чиновники, и то далеко не все, а имеющие заслуги перед Пруссией. Поводом для вручения его Вильгельму V Оранскому, очевидно, стала женитьба на Вильгельмине. С этого времени на штатгальтера стала большое влияние оказывать жена, а к числу многочисленных советников добавились прусские агенты.

В итоге при Вильгельме V Голландия, «золотой век» которой был уже далеко позади, окончательно превратилась в государство, подчиненное интересам Англии и Германии. В своей внешней политике Вильгельм, связанный узами близкого родства с ганноверской династией, поначалу ориентировался на Англию. Несостоятельность этой политики проявилась в 1780 году, когда англичане развязали против голландцев очередную войну (которые были неизбежны из-за соперничества двух морских держав). В 1784 году война закончилась поражением Голландии и потерей ряда территорий.

Ухудшение экономической ситуации и международного престижа Голландии при Вильгельме V Оранском вызвало недовольство партии «патриотов» – граждан, которые хотели вернуть республике былую славу. Обе стороны, как «патриоты», так и «оранжисты» (приверженцы Вильгельма V Оранского) активно использовали декоративно-прикладное искусство в качестве политической пропаганды.

Традиция изображать голландских штатгальтеров, их гербы и династические символы неслучайно достигла своего пика во время правления Вильгельма V Оранского – в связи с шаткостью его положения необходимость в такой пропаганде значительно возросла. Обладание делфтской посудой с символами дома Оранских было знаком верности правящей династии.

В 1785 году открытый конфликт между «оранжистами» и «патриотами» вынудил штатгальтера с семьей покинуть Гаагу. С помощью прусских войск (в Голландию вошло 26000 прусских солдат) Вильгельм V в 1787 году восстановил свою власть. Именно с этим событием связан его портрет на блюде и соответствующая надпись. А вот изображение высшего ордена Пруссии на груди принца в комментариях не нуждалось.

Добавим – спасти положение Вильгельма V Оранского уже не могла никакая пропаганда. На Европу надвигалась новая эпоха – эпоха наполеоновских войн и революционных потрясений. В 1794 году в Нидерланды вошла французская революционная армия, превратив страну в союзника, а по сути, в колонию Франции, и Вильгельму пришлось бежать. После изгнания Наполеона должность штатгальтера была упразднена, началась новая история Голландии – как королевства Нидерландов.

Казалось бы, личность последнего штатгальтера, правление которого совпало с концом Республики Объединенных провинций, вряд ли могла оставить о себе добрую память. Однако есть область, в которой он показал себя как настоящий знаток и реформатор. Вильгельм V очень любил искусство, особенно живопись, и прекрасно в ней разбирался. Он составил инвентарь обширной семейной коллекции, значительно ее пополнил, а также построил для художественной галереи в Гааге специальное здание. В 1774 году галерея открылась, и помимо гостей принца, туда была допущена широкая публика – галерея Вильгельма V, хоть и просуществовала в первоначальном виде совсем недолго, считается первым музеем Нидерландов. Сейчас она входит в состав королевского музея Маурицхёйс, но занимает отдельное помещение и носит имя Вильгельма V Оранского, которого по праву можно назвать родоначальником музейного дела в Голландии. Получается, что последнего штатгальтера Голландии связывает ниточка, пусть совсем тоненькая и на первый взгляд незаметная, с тем, кто купил блюдо с его портретом – А.П. Боголюбовым, коллекционером и основателем Радищевского музея – первого общедоступного музея в России.

Наш небольшой рассказ о трех музейных экспонатах, объединенных именем принцев Оранских, завершен. Он был бы невозможен без обращения к истории целой страны – голландской Республики, свидетелями жизни которой, от ее блестящего расцвета до заката, были эти произведения. 


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2021 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"