Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
A A A

Валентин Юстицкий. Молочница. 1923. Холст, масло. Собрание СГХМ имени А.Н. Радищева

  • Валентин Юстицкий. Молочница. 1923. Холст, масло. Собрание СГХМ имени А.Н. Радищева

Мне всегда была интересна история России, особенно Советского Союза и, в целом, я всегда понимала, что время репрессий в истории СССР, это крайне тяжелое время, затронувшее всех и каждого. Людей могли арестовывать просто так, за то, что они жили, делились мыслями, высказывали мнение, или не так посмотрели на кого-то, не там повесили портрет Сталина и т.д. Все это очень странно, несправедливо, но это история нашей страны, от неё никуда не уйдешь, я не жила в то время, и не могу ничего осуждать.

С поступлением в театральный институт мне стало интересно, как это время отразилось на искусстве, на жизни известных людей искусства. И тут мое недоумение и даже возмущение в какой-то степени возросло. Так как о таких людях как Станислаский, Мейерхольд, М. Чехов, А. Эфрон, Ахматова, Малевич я узнала больше, о том, сколько они внесли в русское искусство, будь это театр, литература, изобразительное искусство. И, возможно, сколько бы еще всего они могли дать искусству, если бы не…

Биомеханика, созданная Мейерхольдом, которая известна во всех театральных школах и сегодня, система М. Чехова, которую с большим интересом восприняли за границей, в то время, как в СССР было запрещено даже само его имя. И вот этот ужасный контраст – талантливый, умный, человек, много давший русскому театру и то, что с ним делала советская власть : «...Вот моя исповедь, краткая, как полагается за секунду до смерти. Я никогда не был шпионом. Я никогда не входил ни в одну из троцкистских организаций. Я никогда не занимался контрреволюционнной деятельностью...» «Меня здесь били - больного шестидесятишестилетнего старика. Клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине…»

Это я все веду к тому, чтобы сказать, что первое, что меня заинтересовало в выставке, это её название. «Возвращенные имена». Да, действительно, мне кажется это очень символично и правдиво. Так как имена действительно забирали, а возвращать их необходимо. Необходимо для нас, современных людей, для студентов, для жителей своего города.

Мне показались интересными все художники, но моим фаворитом за наше занятие стал, наверное, все-таки Валентин Юстицкий. У художника было стремление обрести новую стилистику, найти современные средства выразительности, придать композициям весомость.

Смотря на некоторые его картины, я поймала себе на мысли, что чем дольше смотришь на картину, тем видишь все больше и больше, буквально, проваливаешься в бездну, замечаешь все мелкие частички. Особенно это касается картин, где используется мастихин, за счет него они кажутся объемными и странно-притягательными. Еще мне запомнилась картина «Молочница», написана она лаконично и строго, в сдержанной, почти монохромной гамме. Юстицкий как будто выдвигает изображение женщины вперед и увеличивает объемность и весомость отдельных форм, объёмные, тяжелые руки женщины, поднятые почти в молитвенном жесте. В этой картине, и в еще нескольких, есть какая-то, если можно так сказать, приторможенная, неспешная торжественность, и это очень притягивает. Взгляд и мимика людей в картинах Юстицкого прописаны очень тонко и подлинно. Смотришь, и кажется, по взгляду можно сказать о человеке, изображенном на картине, о его характере, настроении, о его манерах и органики. Валентин Юстицкий похоронен в моём городе, в Ростове-на-Дону.

Валерия Нагирная

Надо сказать, что я, к своему стыду, уже очень давно не была в музее, хотя живопись люблю и в детстве даже мечтала стать художником! Но почему-то посетить музей для меня целое событие, и в путешествиях в другие города я обязательно соблюдаю этот пункт «окультуривания». А вот в родном городе все время «не доходят руки»… И вот я наконец-то попала в музей.

Выставка началась с работ Валентина Юстицкого, и, признаться, его работы впечатлили меня больше всего. И даже если бы ничего другого я больше не увидела, мне было бы достаточно всего одной поразившей меня работы. Первое, что бросилось мне в глаза – картина 1923 года «Молочница». Я долго рассматривала ее издалека, близко не подходила, потому что «большое видится на расстоянии»; освещение создавало блик на лице героини портрета, но даже это не мешало понимать огромный символический подтекст в этой работе. Я увидела икону.

Это икона революции, Божья Матерь, вынужденная подчиниться необратимым обстоятельствам. Она изменилась: ее руки стали больше и грубее; она отворачивает лицо, но не прячет взгляд; она стала такой же как все люди, она сняла свой сияющий нимб и стала реальной. Так она превратилась в молочницу, дающую силы и питание своим детям.

Цветовая гаммы картины темно-коричневая, и если каноническая Божья Матерь окружена золотом, то икона 20 века, железного века, превращает золото в цвет бронзы и меди. На иконах мы видим округлые формы, мягкие линии, но это же мы видим и на картине Юстицкого, который сглаживает даже острые углы согнутых локтей. Образ матери он воплотил через молоко, который у нас инстинктивно ассоциируется с материнством.

Я не берусь утверждать, что именно хотел сказать художник, но я вижу очень большую связь его работы с канонической иконописью. Просто он – авангардист и экспериментатор, он искал свой язык, свою форму, он мог позволить себе пробовать что угодно. Икона должна писаться по четким правилам, а в творчестве не должно быть никаких правил, вот он и отказался от них.

Возможно, я придаю какой-то слишком уж сакральный смысл этому портрету, а на самом деле художник просто пробовал себя в этой технике и не задумывался о том, что кто-то разглядит в его работе связь с религией. Но разве не в этом сила искусства - когда зритель что-то видит, а не просто анализирует «красиво - некрасиво, хорошо - плохо»? И он, может, придумает себе нечто совершенно безумное, зацепится за одно какое-нибудь пятнышко, случайно поставленное автором, он будет искать связь, искать смысл, думать об этом. И вот это, наверное, самое важное для любого творца – заставить просто подумать о своем создании, не увидеть, не услышать, не почувствовать, а именно подумать. Потому что мысль – это единственное, что есть у нас в полной собственности.

Полина Садовская

На выставке мне больше всего запомнился Валентин Михайлович Юстицкий. Мне было интересно, что на протяжении всей жизни, он постоянно пробовал писать в разных стилях. Например, в стиле экспрессионизм, примитивизм, кубизм, абстракционизм, конструктивизм.

Меня впечатлила картина «Молочница». Сразу же, как я зашла в зал, она обратила на себя мое внимание. Сначала, кажется, что все просто, но если присмотреться, начинаешь фантазировать о смыслах, которые могли быть там заложены. Несмотря на то, что там много темных красок, для меня все равно она наполнена СВЕТОМ, уютом: какая-то надежда на лучшее. Вера – если сохранится этот сосуд с молоком, то будет будущее (работа, еда). По манере написания, «Рыбаки» для меня другие, но по внутреннему наполнению, кажется, что они схожи. Какой-то дух крестьянства. И за счёт грубых деталей художник создаёт правду жизни, ее не лучшие стороны, но при этом изнутри все равно чувствуется свет!

Понравился портрет его жены Зои Никитичны. За счёт того, что на лице больше света, сразу обращаешь на него внимание. Как он аккуратно старался ее написать. И, наверное, все равно внутренне должна была быть ответственность, показать до и после, но при этом, чтобы это было все равно хорошо.

Картина Бориса Миловидова с изображением стогов, для меня, в чистом виде, произведение Клода Моне «Стог сена в Живерни». В них есть различие. Сразу видно чисто русскую природу и обстановку вокруг – жёлтые поля, лес, дом, покрытый сеном, а у Моне все немного по-другому: дома уже с крышами, ярким пятном, поле усеяно цветами.

У Николая Мамонтова мне запомнилась картина «Коррида» и портрет Ирины Гамбург «Еврейская девочка». Почему-то с ним у меня образовалось параллельное сходство с портретом Валентина Серова «Девочка с персиками». Хотя они совершенно разные, но, то ли повторение в лице, то ли схожесть в сюжете натолкнуло меня на эту мысль.

Анастасия Запорожец


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2021 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"