Поддержать
музей
Версия для
слабовидящих
A A A

«Жёлтая гора». У истоков искусства новейших течений в Саратове

27.03.2019
Деревья корнями вверх…
Евгений Звездаков. Из каталога «Жёлтая гора» 

Появление искусства новейших течений, отличающегося активным участием зрителя в художественном процессе, использованием нетрадиционных форм создания произведения искусства, открытостью и свободой творческого выражения, связано в Саратове с деятельностью художественной группы «Жёлтая гора». 
 
«Как таковая, «Жёлтая гора» возникла зимой 1987 года благодаря проводившимся выставкам-продажам, которые доказали, что искреннее искусство цены не имеет. Ядром «Ж.Г.» стали молодые архитекторы, одинаковые в своей непохожести друг на друга и считавшие, что реализм – очень хорошо, особенно когда он субъективный»1
 
В выставках группы участвовали Сергей Кругляк, Михаил Гаврюшов, Сергей Беляков, Алла Лебедь, Вячеслав Курсеев, Игорь Петров и другие активисты того времени. Но главными генераторами идей и выставок группы были Евгений Солодкий и Михаил Ле Жень2
 
Сплочение художников произошло на базе молодёжного объединения «Резерв» – первого в Саратове негосударственного предприятия, в котором Евгений Солодкий занимал должность руководителя художественного сектора. Находились они в подвале двухэтажного здания на пересечении улиц Некрасова и Первомайской. В 1988 году художники обосновались в открывшемся Доме молодёжи3 на улице Вольской (дом №52), и, усилиями Евгения Солодкого, смогли оформить своё творческое содружество как архитектурно-художественный центр «Жёлтая гора». Здесь у художников была большая мастерская, которая стала местом общения, дискуссий об авангардном искусстве, открытом в период «перестройки», местом генерации идей и создания произведений. 
 
Из интервью с Михаилом Ле Женем, записанным научным сотрудником Радищевского музея Натальей Куриловой: «Мастерская становилась центром всеобщего притяжения. Театрик АТХ располагался в этом же здании. И сюда же тянулись молодые поэты и кинематографисты. Все приходили на чай, посмотреть новые работы и поговорить об искусстве. А между делом устраивали шахматные турниры и боксёрские бои. В общем, это было весёлое время! … Так или иначе, те годы, с 1987-го по 1990-ый, воспринимаются теперь периодом общего саратовского счастья»4
 
Действительно, в это время в Саратове, как и в столице, первыми, кто воспользовался свободой, пришедшей в период «перестройки», стали представители творческой интеллигенции. Наряду с деятельностью художественного объединения «Жёлтая гора», новые веяния проявились в музыке, театре, литературе. 
 
В Доме молодёжи, в котором располагались художники «Жёлтой горы», находился с ноября 1988 года театр АТХ – Академия Театральных Художеств, художественный руководитель Иван Верховых, выпускник Саратовского театрального училища, а позднее режиссёрского факультета Высшего театрального училища им. Б.В. Щукина. Несмотря на неординарность и сложность постановок, связанные с выбором самих произведений («Почему я лучше всех?» Д. Хармса, «Когда пройдет пять лет» Ф. Г. Лорки) и оригинальностью режиссёрского подхода, театр АТХ был достаточно популярным и впоследствии приобрёл репутацию одного из самых интересных российских театральных коллективов, неоднократно гастролировал по России и зарубежью. 
 
В музее-усадьбе Н.Г. Чернышевского проводили встречи участники литературного объединения «Контрапункт», появившегося в 1986 году. «Фактически это был цвет тогдашней неофициальной поэзии. В него входили поэты Александр Ханьжов, Сергей Рыженков, Олег Рогов, Игорь Сорокин и многие другие, композитор Игорь Гладырев, к нему были близки художники Роман Мерцлин и Виктор Чудин. Неоднократно участники «Контрапункта» привозили в Саратов живых классиков современной литературы, таких как Елена Шварц, Ольга Седакова и Дмитрий Пригов»5
 
В декабре 1987 года, во Дворце культуры и техники авиастроителей, состоялся первый в Саратове рок-фестиваль, организованный Андреем Руфановым, ставший началом рок-движения в Саратове, существующий до сих пор. 
 
Репортаж-комментарий Нижне-Волжской студии кинохроники «Кто я тебе?», снятый в 1988 году, отчётливо отражает ситуацию, в которой оказалась творческая молодёжь в период «перестройки». Название взято из одноимённой песни саратовской рок-группы «Ломаный грош», лидером которой был Андрей Сущенко (Дюша), и которая звучит в этом репортаже. Снимался сюжет во Дворце культуры и техники авиастроителей, где проходил первый рок-фестиваль и на проспекте Кирова, где проходила первая выставка художников «Жёлтой горы». Важными в данном видеоролике моментами являются размышления и оценки этой ситуации старшим поколением. «Мы боимся нашей молодёжи … Мы не знаем, что хочет наша молодёжь. Здесь уже должны работать и психологи и социологи, дать нам рекомендации в этом вопросе»6. При этом существовало и иное мнение на тот момент председателя Саратовской организации Союза художников РСФСР Анатолия Учаева, который общался с художниками, давал им советы. «Меня это не пугало, я сам был молодым художником, ходил в джинсах….. Сам факт, что молодой непрофессионал что-то создаёт духовное, попытки что-то создать – это просто прекрасно. Мы не предполагали, что за эти год-два демократизации нашего общества будет такой выход молодёжи в творчество»7
 
Первая выставка объединения «Жёлтая гора» «Активное пространство» («Подвальная») открылась в марте 1988 года. Подвал здания на проспекте Кирова (дом №25), в котором раньше находилось бомбоубежище, и которое на тот момент никому не принадлежало, усилиями многих энтузиастов было очищено и превращено в выставочное помещение. Было два зала – тёмный и светлый. На входе стоял в военной шинели саратовский бард Алексей Кириллов (Диди) и выдавал всем входящим свечку, открывал дверь в тёмный зал и следом закрывал. Внутри было много сценарных находок, которые усугубляли непривычную для советского зрителя обстановку. Нужно было со свечой подходить к произведениям и их, освещая, как бы открывать для себя, так как такого рода искусство для советского зрителя было новым. В тёмном зале «освещались» произведения Евгения Солодкого, Михаила Гаврюшова, Аллы Лебедь, Вячеслава Курсеева, Сергея Белякова. В следующем светлом зале располагались работы Михаила Ле Женя и Сергея Кругляка. Помимо живописи и объектов, на выставке находились некие персонажи, создававшие своим присутствием эмоциональную атмосферу пространства выставки. Это поэт Евгений Звездаков, одетый в капюшон и стоящий со свечой в руке в нише стены. И некий «фокусник», который ходил с закрытыми глазами и вытянутыми руками, спрашивая всех: «Как я сюда попал? Как мне отсюда выйти?» Необычность экспозиционного пространства, авангардная музыка, хорошая акустика, сводчатые потолки, персонажи-экспонаты – всё это создавало сильное, будоражащее, вызывающее впечатление у зрителей. В одном из интервью Евгений Солодкий вспоминает: «На выставку была огромная очередь, сработал эффект «снежного кома» – один человек посетит выставку, уходит, приходит с пятью друзьями»8. Среди посетителей были Дмитрий Александрович Пригов9и Жанна Агузарова10
 
На четвёртый день по распоряжению городского комитета партии, выставка была закрыта, по причине того, что подвал не соответствует условиям помещений для общественных выставок. Художники решили устроить «похороны» выставки совместно с рок-клубом. Все участники (около 50 человек) взяли по одной работе и свечке, и друг за другом выносили работы из подвала и шествовали по проспекту Кирова. Впереди шёл скрипач из консерватории и исполнял похоронный марш.
Евгений Солодкий: «Несколько дней назад проходила выставка саратовских неформальных художников, ребят, которые работают в нетрадиционной манере. Посетило около 2000 человек за три дня. Сейчас мы находимся перед печальным местом, где выставка проработала три дня, и потом прекратила своё существование. В организации выставки сплотился достаточно большой круг людей – это ребята, которым была интересна сама затея, они приходили, совершенно безвозмездно здесь работали… На некоторое время стал творческим центром проспект. Сюда приходили и поэты, и музыканты, читались стихи. Но выставка была закрыта по распоряжению третьего секретаря горкома партии товарища И.Н. Ялынычева. По его мнению, выставка не может проходить в подвале. Потом резко появились пожарники, санэпидемстанция, приказали нам очистить помещение в течение одного часа. Об этом знали все. Мы не делали из этого секрета. Знал отдел культуры. В книге отзывов была хорошая запись, что хорошо, что время бульдозерных выставок прошло»11
 
В июне 1988 года на проспекте Кирова состоялась «Открытая выставка». Были сделаны стенки из ткани и бруса для развески картин прямо на улице, на которых экспонировались работы, и ночью в том числе. Выставка сопровождалась перформансами, пародирующими бюрократические структуры советской власти, которые за 70 лет стали непреодолимым тормозом на пути технического и культурного прогресса. Безусловно, такие действия художников стали следствием «гласности», обусловившей оживление общественно-политической жизни со второй половины 1980-х годов, осмысление обществом прошлого исторического опыта. 
 
В сентябре 1988 года две недели проработала «Антиветряная выставка» на набережной Саратова. Художники сидели со своими работами около кинотеатра «Экран», борясь с ветром и холодом, а их друзья ходили по городу с рекламными щитами, привлекая зрителей и вызывая насмешки. 
 
В 1989 году состоялась выставка «Жёлтая гора» в Доме молодёжи. Данная выставка стала примечательной благодаря рекламной акции, которая заключалась в том, что художники, надев на себя коробки от холодильников с надписями «Все на выставку!» и взяв мегафоны, шли по улицам города и приглашали всех на выставку. Но на улице Радищева около горкома партии всех арестовали. Закончилось довольно благополучно – беседой с генералом милиции. 
 
Выставку в Доме молодёжи открывала научный сотрудник Радищевского музея Алла Лучкина. На открытии играли музыканты Владимир Скляренко и Светлана Литвак. По задумкам художников среди разбросанных газет, являющихся определённым символом эпохи, музыканты должны были разуться и парить ноги в тазиках – концептуальная акция – «бытовизация Баха». На открытии присутствовало достаточно много людей, среди них сотрудники Радищевского музея, творческая интеллигенция города, которые приходили получить тот «глоток свободы», которого ждали долгие годы. Об этом мы можем судить по фотографиям Геннадия Савкина, который один из немногих интересовался творчеством этих художников и сделал много ценных на сегодняшний день кадров выставок, мастерской и акций этого объединения. 
 
По приглашению заведующего выставочным отделом Центрального Дома художника (ЦДХ) в Москве Владимира Павловича Цельтнера летом 1990 года там состоялась последняя выставка «Жёлтой горы». Помимо живописи и объектов была сделана «жёлтая гора» из семи КАМАЗов песка, «рифмующаяся» с названием города, Волгой, и состоялся перформанс джазового композитора Владимира Чекасина. Евгений Солодкий и Михаил Ле Жень, с интересом относившиеся к творчеству этого музыканта, который на центральных сценах Москвы в качестве композитора, режиссера и исполнителя создавал синкретические действа с участием актёров и музыкантов из разных стран, пригласили его выступить на открытии выставки. Во время перформанса Владимир Чекасин играл на саксофоне, а остальные участники совершали некое действо на горах песка. 
 
С выставки в ЦДХ было куплено много работ художников группы «Жёлтая гора». СССР в эти годы стал открытой страной для иностранцев, «модной» точкой на карте мира. Туристы, приезжающие в Москву, покупали много сувенирной продукции и предметов искусства. Часть работ саратовских художников были куплены, в том числе иностранцами. Одна из посетителей выставки, немецкая галеристка пригласила Евгения Солодкого и Михаила Ле Женя с выставкой в Германию. Это приглашение стало причиной распада объединения «Жёлтая гора», после которого у каждого художника продолжился свой индивидуальный творческий путь. 
 
К этой выставке в ЦДХ художниками был сделан каталог, который имеет сегодня уникальную ценность: тем, что в нём представлены работы выставок «Жёлтая гора», которые собрать сейчас представляется невозможным, и тем, что само издание выполнено очень качественно по дизайнерскому исполнению, цветной печати изображений, с добавлением текста на английском языке. Стихи к каталогу писал Евгений Звездаков, сейчас российский режиссёр, который, ещё будучи в Саратове, общался с художниками этого объединения, приходил в мастерскую Дома молодёжи, смотрел на картины и писал стихи. 
 
Выставки художественной группы «Жёлтая гора» стали для Саратова первым в начавшуюся эпоху «перестройки» и очень ярким, сильным открытием нового искусства, искусства новых форм, идей, смыслов, открывающих свободу в творчестве, дающих возможность иных способов выражения и восприятия, во многом ориентированного на зрителя. 
 
Их всех (кроме Аллы Лебедь, которая училась в художественном училище) объединяло образование – отделение «Архитектура» Саратовского политехнического института и Ленинградского инженерно-строительного института (Михаил Ле Жень), которое, с одно стороны, дало хорошую базу истории искусства (в Саратове – преподаватель искусствовед, сотрудник Радищевского музея Е.И. Водонос) и рисунка, композиции (преподаватель – художник В.А. Мошников), но, с другой стороны, оставляло определённую свободу в творчестве. Порядок слов. 
 
Картины Михаила Ле Женя периода 1980-х годов, участвовавшие в выставках «Жёлтой горы», навеяны модернистскими направлениями начала ХХ века, с которыми художник в это время был уже хорошо знаком. Здесь мы видим и яркие, чистые цвета («Рождении Афродиты»), и геометризацию форм («Марокко»), и беспредметность («Белое белое»), и экспрессию («Дом с видом на море»), и абстракцию («Здравствуй, одуванчик»). «…Искусство должно поражать зрителей, оно не должно никого оставлять равнодушным, … должно способствовать перемене восприятия … быть более открытым, ясным, искренним, оптимистичным», – считает художник12
 
В это же время Ле Жень открывает для себя принципиально новую художественную технику ассамбляжа. Он экспериментирует с материалами и структурами, используя металл, дерево («Единоборство кита»), циновки и даже вратарские маски («Любовь травами не лечится»). Однако те или иные элементы художник выбирает не только из-за пластических решений, но и в соответствии с концептуальным замыслом. В композиции «Проба земли» предметы, которые в ней используются, связаны с изображённым пейзажем напрямую: это пробирки с водой, песком и меловым камнем, добытыми на Семёновском острове. «Пальмовый пейзаж» – на белом безмолвном фоне возникают пальмы, сделанные из железной проволоки, «Морская прогулка» составлена из восьми стиральных досок, одну из которых художник дополняет всполохом синей краски.13 
 
Совершенно иные творческие поиски характерны для произведений Евгения Солодкого. Уже в период «Жёлтой горы» чувствуется тяготение к концептуализму. В каталоге объединения «Жёлтая гора» 1990 года обзор произведений художника начинается с описания «концепции грани», сформулированной им в это время и до сих пор являющейся ключевой в его творчестве. Грань представляется художником как пограничное состояние между узнаваемостью образа и неузнаваемостью. Как сторонник свободы, Евгений Солодкий предпочитает давать зрителю свободу ассоциаций. 
 
«Грань – пауза, подобная зависанию брошенного вверх предмета…
Грань – балансирование между узнаваемостью и неузнаваемостью образа…
Грань – утренний туман перед движением солнца…
Грань – ночь перед отречением…
Грань – тишина первого снега…
Грань – сама Гармония…»14 
 
Живописная манера Евгения Солодкого довольно узнаваема, в его картинах часто присутствуют тонкие, длинные, как будто растёкшиеся, линии, создающие легкие образы («Серенада», «Увы…», «Зона», «Нуклеарная ячейка»). 
 
Работа «Сквозной», выполненная с использованием одного из символов советской эпохи – газеты, представляет пронзающего время художника, который проносит сквозь современные газеты античную скульптурную голову. Две картины Евгения Солодкого «Дом Андрея Арсеньевича» и «Зона» посвящены творчеству Андрея Тарковского, которое будоражило умы интеллигенции философскими посылами поиска самого себя, своего пути, акцентом на личность. 
 
Многие его работы большого формата и достаточно сложные по исполнению. «Сцепление», «Фиксация любви» выполнены на бетоне, «Выделение изоляцией» – с использованием металла, оргстекла, песка. «На полях страны. Время любить» – кинетическая скульптура. 
 
Но какие бы ни были темы, техники, материалы произведений Евгения Солодкого, в них всегда присутствует балансирующий на грани образ, который каждый может трактовать по-своему. 
 
Во многом в творческих поисках всех художников группы «Жёлтая гора» (насколько об этом можно судить по имеющимся на сегодня сведениям) отмечается использование средств выразительности направлений модернизма – кубизма, экспрессионизма, абстракционизма, сюрреализма, введение в произведения новых «материалов» и предметов – пластика, вермишели, ключей, верёвочек, листьев и т. д., а также создание арт-объектов и перформансов. Обращение к новым видам художественного творчества, безусловно, стало самым важным моментом в их деятельности, что определяло создание нового, по ощущениям и восприятию искусства, пространства, требующего от зрителя определенных аналитических и психологических усилий, внимательного, осмысленного изучения произведений, считывания смыслов. «Героями выставок становились не сами картины, а их настроение…» − как пишут художники в каталоге «Жёлтая гора»15
 
В большей степени в профессиональной художественной среде участников «Жёлтой горы» считали дилетантами, хулиганами, не называя их деятельность искусством. «Резонанс, который вызвала эта любительская попытка авангардного искусства (подобные попытки были обозначены критикой термином «квазинеоавангард»), был связан не с художественными достоинствами работ, а с общественной ситуацией и умелой поведенческой стратегией лидера группы Евгения Солодкого»16
 
Следствием этого стало желание художников показать свои работы европейскому зрителю, более подготовленному к восприятию искусства новых направлений – концептуализма, акционизма в том числе. 
 
Эта ситуация уже была известна столице, уже прошла «Бульдозерная выставка», уже существовал «московский концептуализм» и соц-арт, многие художники на тот момент уехали жить за границу. А 1980-е годы в Москве – это время «новой волны» концептуализма, связанного с деятельностью галереи APTART и художественного сквота «Детский сад», которые являлись центрами андеграунда, и участники которых стали теперь известными художниками в России и за рубежом. 
 
Важно отметить, что Евгений Солодкий и Михаил Ле Жень, в начале 1990-х годов, после опыта работы с европейскими галереями, и более близко познакомившись с ситуацией в художественной жизни Европы, обращаются к акционизму, который у каждого из них приобретает уникальный, особенный по содержанию и исполнению вид. Результатом акций стали высокого художественного уровня видеопроизведения этих художников, которые экспонировались в галереях Европы, Москвы и Саратова. 
 
В данной статье деятельность объединения «Жёлтая гора» раскрыта далеко не полностью, описаны только некоторые из выставок, обозначены творческие поиски основных участников. Безусловно, нераскрытые вопросы станут предметом последующих исследований искусства и художественной жизни Саратова 1980-х годов, но очевидным является то, что данный феномен можно обозначить как начало эпохи новых видов художественного творчества в искусстве нашего города.

[1] Каталог выставки «Жёлтая гора». Саратов, 1990.

[2] Ле Жень – творческий псевдоним художника Михаила Юрьевича Леженя.

[3] Открыт в декабре 1988 года, директор П.П. Антонов.

[4] Диалог с художником. Сборник интервью. Выпуск 2. – Саратов. 2015. С. 63-65.

[5] Рыженков С. КОНТРАПУНКТ. Новое литературное обозрение. 2001. № 48 (2). С. 317-324.

[6] Кто я тебе? Репортаж-комментарий. Нижне-Волжская студия кинохроники. Волжские огни. №19-20. 1988.

[7] Там же.

[8] Интервью с Евгением Солодким, записанное в 2012 году Н. Коптель и Н. Куриловой.

[9] Д.А. Пригов – поэт, художник-концептуалист (первые выставки в России и Америке 1987-1988 гг.). В марте 1988 года в музее-усадьбе Н.Г. Чернышевского провёл две встречи «Тексты» и «Концептуализм сегодня» в рамках литературного объединения «Контрапункт».

[10] Ж. Агузарова – рок-певица, одна из участниц художественного сквота «Детский сад» (г. Москва, 1986-87 гг.)

[11] Кто я тебе? Репортаж-комментарий. Нижне-Волжская студия кинохроники. Волжские огни. №19-20. 1988.

[12] Диалог с художником. Сборник интервью. Выпуск 2. – Саратов. 2015. С. 63-65.

[13] См.: Курилова Н. Ранний период творчества Миши Ле Женя: живопись и ассамбляжи 1980-х годов/ Слово молодых ученых: сборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции аспирантов. – Саратов, 2016. C. 99-100.

[14] Каталог выставки «Жёлтая гора». Саратов, 1990.

[15] Там же.

[16] Люхтерхандт Г., Рыженков С., Кузьмин А. Политика и культура в российской провинции. М., СПб, 2001. С. 134.


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2019 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"