A A A

Мусатовские натурщицы. Знакомые незнакомки

11.06.2013 13:09:00
Тема муз и натурщиц Виктора Борисова-Мусатова так или иначе звучит во многих исследованиях о художнике. Мусатовские музы – женщины, чьи судьбы тесно переплелись с жизнью самого художника. Имена их хорошо известны. Среди них героини сердечных привязанностей, источники страстных волнений и вдохновения – Анна Воротынская и Ольга Корнеева. Им написаны письма, посвящены дневниковые записи, картины. Однако став воплощением музы художника, они всё же не были "моделями", "натурщицами", мы не найдем среди известных Мусатовских полотен портретов этих женщин.

Мусатову позировали сестры Агриппина и Елена, жена Елена Владимировна Александрова, жена друга Надежда Юрьевна Станюкович. Близкие, дорогие женщины вдохновляли творца и не раз были запечатлены в его произведениях.

Но Мусатов – художник, профессионал, работать с разными моделями было необходимо. Поиски натуры, которая бы отвечала его замыслам, были настойчивы, постоянны. Иногда они приводили к курьезным, а иной раз к досадным случаям. Но упорство и целеустремленность, свойственные мусатовскому характеру, обычно вознаграждались.

1901 год…Создается этапный "Гобелен" и еще целый ряд произведений, большинство из которых – камерные, лиричные работы, своеобразные монологи души, обращенной внутрь себя, замершей в ожидании. Первый биограф Борисова-Мусатова, образно назвал этот период периодом "пустыни" (1).

Сам Мусатов писал: "Все время тянулась жалобная нота: нет модели, нет натуры. Но теперь, в настоящий момент я счастлив. Я работаю весь день. Я имею две натуры…Теперь мне не нужен ни Париж, ни Мюнхен. Всё это у меня на Плац-параде" (2).

Первая из натурщиц – сестра Елена. Вторая – молодая особа, блестяще "солирующая" в ряде произведений. Она же запечатлена на 11 фотографиях (3). Процесс работы проходил в атмосфере взаимопонимания, с большой увлеченностью, художнику писалось легко и быстро. Молодая женщина позирует в саду и на веранде флигеля в легком летнем платье в мелкий цветочек.

В итоге Мусатов дописывает картину "Весна" (ГРМ), начатую еще в 1898 году. Рождаются "Последний луч" (ГТГ), "Дама"(Омский областной музей изобразительных искусств имени М. Врубеля). И уже на фоне созданных картин торопясь, словно боясь не успеть, художник снова фотографирует ее, одетую уже в синий кринолин и лиловую накидку, и создает две пастели "Спящая девушка" (Астраханская картинная галерея имени П.М. Догадина) и "Дама в кринолине" (Кировский художественный музей имени В.М. и А.М. Васнецовых) (4). 

Что известно нам об этой женщине? В одном из писем Мусатов пишет: "…я делал печатное объявление насчет натурщиц и получил массу предложений. Нашел одну натурщицу, которая очень была в моём… жанре и удивительно позировала. Но сегодня она уехала совсем из Саратова" (5). Предполагаем, что речь все-таки идет об интересующей нас натурщице, так как, делясь планами, рассказывая о житье-бытье, совсем уж ничего не сообщить о своей удачной "находке" художник не мог.

Произведения с незнакомкой заметны, пользуются заслуженным успехом. Пастель "Спящая девушка" принадлежала семье М.Ф. Якунчиковой (6), акварель "Последний луч" уже в 1907 году находилась в собрании Третьяковской галереи (7). На этой работе Мусатов пишет: "При закатъ солнца эскизъ молодой женщины освещённой последнимъ лучомъ с …7 дня 1901 г. В. Мусатовъ". Это действительно молодая женщина, отнюдь не отличающаяся "правильными" чертами лица, некрасивая мусатовская "красавица".

Итак, кто же она? Близкий друг Борисова-Мусатова Михаил Букиник вспоминал: "Однажды я встретил художника на каком-то студенческом вечере, на который он сопровождал свою сестру. На этом вечере я много танцевал с одной высокой блондинкой, пышной и стройной, в красном платье, в локонах. Я заметил, что Мусатову блондинка понравилась, и спросил его, не хотел ли бы он ее нарисовать. Он ответил положительно. Я их познакомил. Я старался вызвать в ней интерес к нему как художнику, играя на ее женском тщеславии: я говорил ей, что ее портрет будет выставлен в Москве и в Петербурге, воспроизведен в газетах, и что она станет знаменитостью. С трудом удалось мне уговорить ее прийти посмотреть на его картины. Она пришла в сопровождении своей маленькой сестры, но в картинах ничего не поняла. На лице ее было написано полное равнодушие и скука. Но художник отдал ей визит, и к моему удивлению она пришла к нему, и он сделал с нее эскиз акварелью. Эта акварель была известна впоследствии, как "Портрет мадемуазель Д." и считалась одним из лучших этюдов Мусатова" (8).

"Мадемуазель Д." встречается и в воспоминаниях сестры Елены: "…брату было весьма трудно с натурами, никто не соглашался, либо просто не подходили. Единственно через его знакомых позировала иногда одна девушка – полька – Домбровская" (9).

В 1903 году на выставке картин МТХ в Радищевском музее экспонировался "Эскиз портрета M-lle Д." (10), который в одном из писем упоминает младшая сестра изображенной Домбровской (11). 

Казалось бы, все сходится, лежит на поверхности. С одной стороны существует ряд прекрасных произведений, где запечатлена неизвестная натурщица, с другой - есть мемуарные свидетельства, называющие имя некой молодой особы.

Можно смело делать вывод, что для многих работ Мусатову позирует Юлия Юлиановна Домбровская. Именно эту версию выдвигает известный и авторитетный биограф художника К.В. Шилов (12).

Но если внимательно разобрать и проиллюстрировать все эти упоминания, сопоставить их между собой, станет очевидно, что автор не ставил перед собой четкой задачи скрупулезно установить, кто есть кто на картинах художника. Его цель – сотворить образ, яркий и запоминающийся. Создав книгу о художнике, автор поднял большие и глубокие пласты разных материалов, воссоздал эпизоды, связал воедино концы разных нитей, стараясь не упускать мелочей. И в этом смысле книга К.В.Шилова носит энциклопедический характер, но в случае с установлением личности нашей натурщицы, к сожалению, возникла путаница, которая начала транслироваться и в другие публикации (13).

К.Шилов в статье "Борисов-Мусатов" и его модели" дает подробный ход своим рассуждениям, приводя уже упомянутые выше цитаты из воспоминаний М. Букиника, а затем пересказывает эпизод встречи через много лет Елены Борисовой-Мусатовой и младшей сестры Домбровской Елены Юлиановны (14).

После цитаты из М.Букиника К.Шилов продолжает: "Инициал Д. расшифровывается как "Домбровская", а акварель, без сомнения, "Последний луч", которая именно под первым названием была показана на выставках".

Но каталоги выставок дают информацию, опровергающую эту версию.

Так каталог посмертной выставки, указывает на две и даже три разных работы:

1902

№ 54 – «Последние лучи»

№60 – Два этюда (Mademoiselle D.) (15)

Наконец, если внимательно рассмотреть упомянутые фотографии, натурщица - совсем не юная, двадцатилетняя девушка, а именно молодая женщина, о чем пишет сам Мусатов. На одной из фотографий на безымянном пальце правой руки натурщицы видно кольцо, оно может быть и обручальным. А можно ли было в те щепетильные времена замужнюю женщину назвать "Mademoiselle"?

С учётом рассмотренных нами фактов, мы настаиваем на том, что натурщица, позирующая для акварели "Последний луч", пастелей "Спящая девушка", "Дама в кринолине", картины "Дама" не Ю.Ю.Домбровская, а некая саратовская Незнакомка.

Остаётся выяснить, сохранился ли облик настоящей Домбровской в картинах художника? 

В отделе рукописей Русского музея хранится несколько фотографий натурщицы, подписанных карандашом "м-ль Домбровская" или "знакомая барышня, позировавшая Мусатову в Саратове, Домбровская" (16). Это красивая видная девушка, вполне соответствующая описаниям М. Букиника. Мусатов фотографирует ее сначала в обычной современной одежде, а затем все же уговаривает ее перевоплотиться в героиню будущей картины и изменить свой облик (17).

Известную интригу дает здесь и фонд Е.Э. Борисовой-Мусатовой в архиве Третьяковской галереи, где точно такая же фотография подписана: "Воротынская" (18). Все же смеем утверждать, что это не более чем поздняя романтическая версия. Облик А. И. Воротынской хорошо известен по ряду самых разных фотоснимков (19). 

Костюмированная фотография предполагаемой Ю.Ю.Домбровской послужила основой для создания "Портрета дамы" (1902), выполненного в смешанной технике (гуашь, акварель, пастель). Долгое время произведение хранилось в частной коллекции, с 1975 года - в собрании Архангельского художественного музея.

 С этой же фотографией вполне соотносима акварель Мусатова "Demoiselle", репродуцируемая в монографии Н.Н. Врангеля "Борисов-Мусатов" (20). Французское demoiselle "девушка", сокращенное от "mademoiselle" ("моя девушка"). Возможно, это первый из двух этюдов упомянутых в каталоге посмертной выставки. 

Вторая акварель принадлежала Е.Н. Виллиам, участвовала на выставках Московского Товарищества Художников и репродуцировалась в журнале "Мир искусства" под названием "Женская фигура" (21). Вероятно, что этот вариант этюда "Demoiselle", где героиня выглядит более кокетливой и легкомысленной, создан Мусатовым для открытого письма (открытки), как свидетельствует каталог уже 1915 года (22).

У самого художника прямое указание на Домбровскую мы находим в одном из первоначальных графических набросков композиции "Изумрудного ожерелья", на котором обозначены имена натурщиц (23). Вторая слева – Домбровская (24). И если вспомнить, что существовал первоначальный вариант "Изумрудного ожерелья", известный нам по репродукциям (25), то все встает на свои места: фигура с массивной головой и распущенными локонами писалась с Домбровской.

Впоследствии при создании многофигурных композиций художник будет использовать накопленные материалы. Вот почему в произведениях, созданных в 1904-1905 годах в Подольске, усадьбах Ивановское и Введенское, не раз проглядывают лица его саратовских натурщиц.

Облик Домбровской постепенно теряет портретное сходство, но действительно используется автором при создании эскизов фресок для росписи особняка Дерожинской. Так и "Портрет дамы в голубом" (1904, ГТГ) и дама с веером в "Летней мелодии" (1904, частное собрание) несут в себе знакомые черты "пышной блондинки", с которой танцевал М.Букиник на одном из саратовских вечеров.

К фотоэтюдам, сделанным с нашей саратовской Незнакомки, Мусатов также возвращался в 1904-1905 годах. Но менялось время, менялись настроения. Сдержанный, замкнутый образ, запечатленный на живописных произведениях, созданных в Саратове в 1901 году, превращается в более столичный, кокетливый, выполненный в графическом рисунке для журнала "Весы" (26). 

Подводя итоги, скажем, что, эти подробности и уточнения необходимы при академической работе по созданию каталога работ художника, летописи его жизни.

Наконец, они добавляют новые краски в раскрытие характера человека.

Мусатов прекрасно чувствовал женскую природу. Если иметь представление о коллизиях личной судьбы художника, это утверждение легко может превратиться в общее место. Но постоянное соприкосновение с мусатовским творчеством, изучение эпизодов, сюжетов как бы "второго плана" раскрывают нам подлинные глубины этой истины.

1. Станюкович В.К. Виктор Борисов-Мусатов/ СГХМ имени А.Н.Радищева. Научно-исторический архив Л.Ф. №2. Оп.1. Ед.хр. 10. Л.66

2. Там же Л.67

3. ОР ГРМ, Ф. 27. Ед. хр. 78. Л.16–26

4. Подробно об этом сюжете см. в статье Белонович Э.Н. "Спящая девушка" и "Дама в кринолине". Две пастели В.Э. Борисова-Мусатова. К вопросу атрибуции // Пути русского символизма: провинция и столица. Материалы девятых Боголюбовских чтений. Саратов, 2006. с.15-20. Пользуясь случаем, автор хотел бы исправить ошибку, допущенную в указанной статье. Работа "Спящая девушка" поступила в Астраханскую картинную галерею в 1927 году (а не в 1918) из Третьяковской галереи, так же как и "Дама в кринолине" в Кировский художественный музей 5. ОР ГРМ Ф. 27. Ед. хр.33.Л.25 (Письмо к Н.С. Ульянову)

6. Мария Фёдоровна Якунчикова (урожденная Мамонтова) (1863-1952), племянница С.И. Мамонтова, жена В.В. Якунчикова. Художник, знаток народного искусства, организатор нескольких артелей вышивальщиц в Тамбовской губернии, после смерти Е. Д. Поленовой руководила абрамцевской столярно-резчицкой и вышивальной мастерскими

7. ГТГ. Каталог собрания. Рисунок XIX века. Серия Рисунок XVIII-XX веков. Т. 2. Кн. первая А-В, М., 2007 С. 167, №891

8. Букиник М.Е. Рассказ о художнике В.Э. Борисове-Мусатове//Новый журнал. Нью-Йорк. 1944. №9. с 315

9. Борисова-Мусатова Е. Воспоминания. // Мир Паустовского. №24, 2006. С. 183.

10. ОР ГРМ. ф.27 Ед.хр. 44.

11. ОР ГТГ. ф. 131, е.х. 162. Письмо Е.Ю. Домбровской к Е.Э. Борисовой-Мусатовой

12. Шилов К.В. Борисов-Мусатов. М., 2000

13. Соколов Б.М. Музыкальная светопись Борисова-Мусатова//НОМИ. 4/45/2005. с. 5-6; СD-Rom "Пророк и мечтатель". М.А.Врубель, В.Э. Борисов-Мусатов, графика. ГТГ, 2005. В разделе "Постановочные фотографии" натурщица на фотоэтюдах к произведениям "Дама", "Спящая девушка" названа Ю.Ю. Домбровской

14. Шилов К.В. Борисов-Мусатов и его модели//СD-Rom «Пророк и мечтатель». М.А.Врубель, В.Э. Борисов-Мусатов, графика. ГТГ, 2005

15. ОР ГРМ ф. 27. Ед.хр. 71

16. ОР ГРМ ф. 27. е.х. 78. л.10-13

17. ОР ГРМ ф.27. е.х. 78. л.14

18. Опубликовано с подписью «Неизвестная на диване. Анна Иеронимовна Воротынская (?)» // СD-Rom «Пророк и мечтатель».М.А. Врубель, В.Э. Борисов-Мусатов, графика». ГТГ, 2005

19. Шилов К.В. «Мои краски-напевы…», Саратов, 1979, с. 55; Шилов К.В. "Борисов-Мусатов", М., 1985, 2000, вклейки с фотографиями. Репродуцируемая в этих изданиях фотография А.Воротынской взята из её выпускного гимназического альбома, хранившегося в семейном архиве А.М. Поливанова (1923-2003), сына А.Воротынской; В архиве СГХМ имени А.Н. Радищева хранятся копии и подлинник других фотографий А.Воротынской, в разные годы переданные в музейный архив А.М. Поливановым. КП-10963/115-121 А-1036-1042

20. Врангель Н.Н. Борисов-Мусатов, СПб, 1916

21. "Мир искусства", 1903, №7-8, с. 25

22. Каталог XXII выставки МТХ, 1915, с. 23-24. Мусатовский этюд попал на выставку неслучайно. Таким образом художники решили почтить память В.Э. Борисова-Мусатова, скончавшегося 10 лет назад в 1905 году: "26 октября (по старому стилю) 1915 года минуло десять лет со дня безвременной кончины Виктора Эльпидифоровича Борисова-Мусатова... Желая в эту скорбную годовщину почтить память своего незабвенного сочлена, Московское Товарищество Художников собрало, благодаря любезному содействию нескольких московских коллекционеров, небольшую группу произведений покойного художника и включает её в свою текущую XXII-выставку"

23. Русакова А.А. Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов. Ил. 48-49. Изумрудное ожерелье. Наброски композиции. 1903

24. См. также: ГТГ. Каталог собрания…Т. 2. Книга первая А-В, М., 2007. с. 172, №915. Составители каталога расшифровывают надпись как "Лора Домбровская Ягодская Н. Еф Лена Н.Еф"

25. Врангель Н.Н. Борисов-Мусатов. СПб, 1916; Открытое письмо "В.Э. Борисов-Мусатов. Изумрудное ожерелье". Т-во Р. Голике и А. Вильборг, Спб., ОР ГРМ ф. 27, е.х. 72

26. Весы. 1905. №2; ГТГ. Каталог собрания…Т. 2. Кн. первая А-В, М, 2007. с. 179, №952

Элеонора Белонович, заведующий отделом музеефикации Музея-усадьбы В.Э. Борисова-Мусатова, филиала Саратовского государственного художественного музея имени А.Н. Радищева

Статья опубликована в журнале "Мир музея" №287 7 июль 2011 С. 28-32

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник обязательна.

Источник информации: Сайт "Новости Радищевского музея"

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"