A A A

Путешествие из Хвалынска в Радищево

21.12.2016
Автор:  Бородина Валентина Ивановна

21 октября 2005 г. ясным, но холодным и ветреным днём сотрудники художественно-мемориального музея К.С.Петрова-Водкина (филиал Радищевского музея) совершили поездку на родину А.Н.Радищева в Верхнее Аблязово (ныне село Радищево Кузнецкого района Пензенской области).

Путешествие пролегало через три области (Саратовскую, Ульяновскую и Пензенскую), поэтому была возможность сравнить отношение областного руководства и чиновников к нуждам людей, да и к учреждениям культуры, в частности - музеям. Чаще всего это сравнение было не в пользу родной Саратовской области. Даже не в дорогах дело, разговор о которых уже всем оскомину набил за многие десятилетия (областное начальство последние годы, наверное, не случайно на вертолётах прилетало: над тем, что называется дорогой, действительно, можно только летать). Ехать по Хвалынскому району Саратовской области, особенно от Елшанки до Поповки можно только грунтовыми дорогами, проложенными стихийно водителями вдоль «основных трасс». Хорошо, ещё осень в этом году без дождей: когда полевые дороги размывает, то на легковых машинах не проехать - такие поперёк дорог ямы. Обезглавленная кирпичная церковь Николая Чудотворца середины XIX века в селе Поповка (некогда старообрядческая), с поросшей травой и кустарником кровлей - победительно возвышается, как памятник человеческому равнодушию и опустошительному забвению.

Стоит выехать за пределы Саратовской области, как картина меняется к лучшему: в татарских сёлах Ульяновской области Старой Кулатке, Кулатке, Старом Мостяке и дороги хорошие, и села больше, а значит, и населения. И элеваторы действуют, и дома жителей ухоженные, почти все обложены кирпичом, что говорит о достатке, и мечети новые, да не одна, а несколько на село, и фермы не зияют пустыми глазницами окон, а, в окрестностях пасутся отары овец и стада телят. Заколоченных домов, как в русских сёлах Хвалынского района, где они встречаются чуть ли не через один, не заметили.

При въезде в Пензенскую область сразу чувствуется, что попадаешь в лесную зону: дома всё больше бревенчатые на три окна или шатровые, фасады часто облицованы узкой дощечкой «в ёлочку». Узорочье наличников поражает разнообразием, часто крыльцо парадного входа с улицы оформлено навесом на резных столбах. Почти возле каждого дома палисадники с горящей на закате рябиной, облепихой медового цвета, берёзами. Фасады домов ухожены, наличники окрашены в синие, голубые цвета, покосившихся домов вдоль трассы почти не встретишь: позже узнали, что местные власти обязывают жителей убирать территорию возле домов и красить фасады и заборы. И хотя в рассказах жителей чувствовалось раздражение и недовольство по этому поводу, проскальзывал намёк на «потёмкинские деревни», но нам думалось, что в этом распоряжении больше пользы, чем вреда. Это всё же лучше, чем, как у нас, белить столбы и бордюры до первого дождя или прибивать флажки к столбам по пути следования областного начальства. Иногда культуру приходиться насаждать не благодаря, а вопреки желания. Ведь и знаменитые английские газоны, которыми мы восхищаемся, не сразу стали такими.

Лесопосадки вдоль хорошей трассы казались тоже чище, может быть оттого, что от наших дорог пыль покрыла всё вокруг тяжёлым серым одеялом, а тут даже узнаваем белый тысячелистник на обочинах. Но и здесь, несмотря на внешнее благополучие, уникальные деревянные храмы XVIII века разорены, зияют пустыми глазницами окон и дверей, как в селе Верхозиме или Теряевке. Последняя, расположенная несколько в стороне от «столбовых» дорог поразила нас особенно: в некогда большом селе, в которое не вернулось 167 человек с полей второй мировой войны (об этом мы узнали из надписи на мраморном камне под обычным крестом, лежащим рядом с памятником Кирову в небольшой ограде недалеко от апсиды разорённой деревянной церкви конца XVIII века), сейчас три дома и семь человек жителей преклонного возраста. По сохранившемуся каркасу иконостаса можно было догадаться о его былом барочном величии (небеса взирают на дела рук человеческих через восьмигранное «око» рухнувшего купола), в алтарной части на стене вопреки непогодам чудом сохранились росписи, выполненные профессиональной рукой прямо на досках «Снятие Христа с креста» и «Оплакивание Христа». А вокруг церкви и креста над мраморным камнем рядом с Кировым на сотни метров высокая трава и несколько деревьев - всё, что осталось от села. Символичными показались сюжеты сохранившихся росписей: художник как-будто из прошлого оплакивал нынешнее запустение. Увидевшая нас издалека жительница Теряевки Стружкина Лидия Герасимовна, семидесятивосьмилетняя женщина, подошла к нам, на вопрос: чья это земля, ответила: «Барская, Петра Сергеевича Иконникова была. Это он за церковью-то ухаживал, красили её к Пасхе, на месте этих Деревьев школа стояла для крестьянских детей, тоже его, а потом в церкви зерно хранили, а теперь вот я ухаживаю за памятником, кустарник вырезаю, зарастает».

Символично название села - Теряевка - действительно потерянная на российских просторах. Вспомнилась предложенная в 1990-е годы А.И.Солженицыным формулировка национальной идеи. Она звучит как «сбережение народа». Подумалось: уже не сберегли.

Татарские сёла Алеево, Джалилово больше русских, с несколькими мечетями, подчас и в областном городе таких больших и красивых не встретишь. Все они были открыты, в них совершался намаз. В Дёмино (бывшее Кунчерово), где раньше большинство населения составляли русские, а сейчас преобладающими являются татары, в новой красивой мечети, куда нас приветливо приглашали служители, сидел русский мальчик лет десяти, принявший ислам. Напротив, на пригорке, старая деревянная православная церковь Архангела Михаила закрыта на большой амбарный замок: священник приезжает на службу по праздникам. Встречные русские жители не могли ответить нам, в честь какого праздника или святого названа церковь: «Церква и церква», - говорили они, разводя руками, видимо, даже не подозревая, что у церкви тоже есть имя, и только глава сельской администрации, татарин, стоявший рядом с мечетью, ответил на наш вопрос. А ведь и эти земли в начале XVIII века принадлежали деду А.Н.Радищева Афанасию Прокопьевичу Радищеву - полковнику малороссийского войска. Тогда это село называлось Архангельское, и, по всей вероятности, именно в те времена и была построена эта церковь. Приезжая в это село, навещая соседних помещиков, Афанасий Прокопьевич познакомился с владельцем Верхнего и Нижнего Аблязово - Григорием Афанасьевичем Аблязовым (впоследствии схимонах Герман), дочь которого Настасья и стала его женой. В этой семье родился отец будущего писателя - Николай Афанасьевич Радищев, который в 1746 году стал владельцем Аблязова. Через год он женился на Фёкле Степановне Аргамаковой, которая стала матерью А.Н.Радищева.

В селе Нижнее Аблязово, земли которого принадлежали когда-то прадедушке А.Н.Радищева Григорию Афанасьевичу Аблязову, поразил своим величием храм Рождества Христова, построенный в 1724 году, и его уникальный барочный иконостас. Нашим гидом по храму любезно согласился быть молодой его настоятель иерей Андрей Спиридонов. Во всём чувствуется его заботливая рука: в храме и вокруг него чисто, цветы и в ограде и внутри, старинная кованная решётка вокруг храма свежевыкрашена, старые деревья спилены и убраны, к храму, отапливаемому раньше двумя круглыми печками-голландками, недавно проведено отопление и газ. Какая-то особая тишина и благость разлиты вокруг. Сам храм и его убранство столь уникальны и столь поразительны, что о них надо сказать особо, тем боле, что об этом памятнике архитектуры и декоративно-прикладного искусства первой половины XVIII века в России, который по праву может соперничать со всемирно известными европейскими барочными ансамблями, упоминаний в литературе мы не нашли. Может быть виной тому тот факт, что Нижнее Аблязово находится в стороне от основной трассы и ускользает от внимания исследователей.

Каменная белая церковь стоит на пригорке: мощный четверик с четырёхскатной кровлей и скуповатым декором окон и карниза, увенчан восьмериком, на каждой грани которого живописное изображение святых в рост. На восьмерике - фонарик с главкой. Над входом небольшая шатровая колоколенка. Два придела в честь Покрова Божьей Матери и Александра Свирского ниже основного четверика, заканчиваются небольшими главками и по архитектурному рисунку напоминают апсиду. Эти приделы несколько утяжеляют основание четверика, создают прихотливую игру объёмов по горизонтали и подчёркивают ступенчатое развитие церкви по вертикали. Эта ступенчатость повторяется в пятиярусном высоком иконостасе. Это уже не просто алтарная преграда, а сложное архитектурное сооружение с чёткими линиями рисунка и архитектоничным каркасом, с обилием декоративной резьбы и включением круглой скульптуры. Иконостас исполнен на высоком художественном уровне крупным мастером. Он имеет в плане некоторую «волнистость»: здесь очень умело применено сочетание вогнутой формы центра и выгнутых боков. Выступающие пилоны первых двух ярусов завершены разорванными карнизами. Последний ярус устремляется в подкупольное пространство и завершается пышной барочной композицией «Вознесения Христа», выполненной в горельефной технике. Фигура Христа невелика и несколько теряется в большом количестве декоративных розеток с головками херувимов и завершающей фигурой Савваофа с распростёртыми руками в лучах славы. Центральная вертикаль объединяет пышные барочные формы, направляя их ввысь, этому способствуют коринфские полуколонны, с витыми стволами украшенные растительными гирляндами, канелированные в нижней части, расположенные главным образом на боковых частях иконостаса. Они делят иконостас по горизонтали на пять частей. Богатая декоративная резьба иконостаса оттенена мерцанием позолоты.

Самый яркий элемент этого иконостаса - царские врата с горельефной композицией «Сошествие Святого Духа». Расцвеченные скульптурные формы, кривые завершающей царские врата арки и вогнутая линия центральной части иконостаса создают подобие полуротонды. Архитектурный фон сцены показан весьма реально. Две створки царских врат имеют характерную для середины XVIII века расстекловку, они играют роль симметричных окон на заднем плане. Скульптурная композиция царских врат сложна. Она включает изображение апостолов и Богородицы, которые восседают полукругом в интерьере храма, намёк на который создаёт рисунок плиток пола, выполненный по сырому левкасу нижних частей царских врат. Стык царских врат с иконостасом оформлен полуобнажёнными ангелами, поддерживающими сложный карниз подобно атлантам. Этот приём в культовом интерьере позволяет предположить, что мастер, проектировавший иконостас, был непосредственно связан с дворцовым строительством и смело перенёс светские формы внутрь храма. Об этом косвенно свидетельствуют и иконы праздников, вставленные в пышные рамы, они очень напоминают десюдепорты из дворцового зала.

Два придельных помещения не нарушают цельности храма. Эти приделы имеют второстепенное значение и, следовательно, получают более скромное декоративное оформление. Но, тем не менее, в них чувствуется единство стиля, и эти небольшие иконостасы воспринимаются как продолжение главного, они имеют совершенно идентичную декоративную отделку соразмерную небольшой высоте этих иконостасов. Справа от иконостаса находится скульптурная группа «Оплакивание Христа». Эта сложная композиция, по силуэту и приёмам напоминает вогнутую часть иконостаса, но здесь уже две боковые колонны отделились от стены, образуя полуротонду, окружающую гроб с телом Христа и оплакивающих его. Сочетание раскрашенной скульптурной группы оплакивающих, двух расцвеченных ангелов в рост с крестами в руках, напоминающими католические и золотого фона придают особую торжественность сцене.

Высокое качество исполнения позволяет считать, что вся внутренняя декоративная отделка. и проект иконостаса принадлежат творчеству столичного мастера либо мастера, прошедшего хорошую школу у крупнейших архитекторов.

К счастью, иконостас не подвергся серьёзным переделкам, и интерьер этого памятника остался очень цельным.

Из Нижнего Аблязово всего десятка полтора километров до конечной точки нашего путешествия - села Радищево (бывшее Верхнее Аблязово). Село большое, насчитывает 2 000 жителей, оно не раз меняло своё название, но обрело всемирную известность под именем одного из своих сыновей с неукротимым и смятенным духом. Усадьба Радищевых находится на его окраине и занимает довольно большую территорию, на которой разместился побеленный двухэтажный кирпичный усадебный дом с небольшими полукруглыми зарешеченными окнами, восстановленный в 1990-е годы. Рядом Спасо-Преображенский храм, построенным в 1736 году всё тем же Григорием Афанасьевичем Аблязовым, с сохранившимися фресками первой половины XVIII века, над которыми «колдуют» реставраторы из Москвы уже около двадцати лет. Недалеко от церкви деревянное одноэтажное здание бывшей земской школы с большими окнами, в котором размещена экспозиция, посвященная жизни и творчеству «русского Вольтера» - А.Н.Радищева. На территории усадьбы ещё несколько подсобных помещений в окружении парка с соснами, берёзами, кустами жёлтой акации. Несмотря на осенний листопад, на территории усадьбы чисто, листва собрана в кучи, по всему парку асфальтовые и выложенные кирпичом дорожки. Рядом с небольшим зданием дирекции музея стоят грабли и велосипеды: сотрудники пользуются этим средством передвижения (село тянется на несколько километров).

Сотрудников в музее-усадьбе всего 14. Из них научных - 4 вместе с директором - Александрой Ивановной Калининой. Мы в течение двух часов своего пребывания в усадьбе видели их то прибирающимися в храме, который числится на балансе музея и открывается по праздникам для прихожан села Радищево, когда приезжает из Кузнецка отец Николай, то подготавливающими интерьер экспозиционных помещений к предстоящему свадебному обряду сельчан, который традиционно проходит в стенах усадьбы и музея, то убирающими усадебную территорию. Музей готовился отметить 60-летний юбилей 28 октября. За эти годы он действительно стал явлением в России. Мы обходим с директором зал за залом, она делает некоторые пояснения, и видно, с каким энтузиазмом относится к своему детищу Александра Ивановна, за тридцать лет своей работы в музее сросшаяся с ним в одно нерасторжимое целое. Немного вещей осталось от бывших обитателей усадьбы: два кресла, диван, угловая горка и книги. Но помогают коллеги: музей А.Н.Радищева входит в состав объединения литературно-мемориальных музеев Пензенской области, которое делится с музеем своими сокровищами. Нас поразила мебель второй половины XVIII века в прекрасном состоянии - горки, бюро, столы. Над экспозицией работали столичные художники, применяя новые технологии, поэтому эстетический уровень её высок. Дружит музей не только с московскими реставраторами фресковой живописи, но и со знаменитыми саранскими резчиками по дереву: скамьи, столы, балясины лестниц в восстановленной усадьбе сделаны ими в лучших традициях древнерусской резьбы. Всё это стоит немалых денег, но руководство Пензенской области не экономит на культуре, как у нас. Не случайно она славится своими музеями.

Облупившихся стен, протекающих потолков мы не заметили, может быть, поэтому музей посещает довольно большое количество людей: при 2 000 тысячах проживающих в Радищеве сельчан музей ежегодно, зарабатывает около 30 000 рублей при низкой цене билетов. Приезжают люди из Кузнецка, Пензы, туристы из других городов и не только Пензенской области.

Разработаны туристические маршруты, включающие Радищеве, Нижнее Аблязово и другие сёла Пензенской провинции. Туризм, о котором у нас в Саратовской области не говорит разве только немой, здесь развивается, и мы реально видели его «следы» в виде небольших маршрутных автобусов, подвозивших группы школьников из Кузнецка к усадьбе, буклетов с разработанными маршрутами по литературно-мемориальным музеям, по неповторимым местам русской провинции.

При входе в усадьбу Радищевых, замираешь на миг на крыльце, прежде чем открыть Дверь. Так и кажется, что сейчас в осенней тиши послышится звон бубенцов, храп лошадей и скрип колёс подъезжающей кареты... А ещё через миг явится собственной персоной высокий господин в белом парике, в камзоле, в белоснежной рубашке с жабо и с саквояжем в руке... Ведь Александр Николаевич Радищев неоднократно приезжал в Верхнее Аблязово, даже из ссылки. Видимо, такие видения посещали не только нас: при въезде в усадьбу дизайнеры поставили рядом с полосатыми дорожными столбами знак-указатель в виде трёх лошадиных дуг с колокольчиками и портретом А.Н.Радищева. Ощущение, что мы попали в мир абсолютной отрешённости от наших сегодняшних волнений, не покидало нас. Словно пересекли некую черту, отринувшую временное и зряшное от вечного и мудрого. Мы уезжали из радищевской усадьбы с надеждой вернуться сюда ещё не раз. Вспоминались слова Константина Паустовского: «Я не знаю, в чём очарование мест, связанных с памятью замечательных людей. Но оно - бесспорно. В нем соединяются гордость за силу человеческого духа... ощущение, что время теряет в таких случаях свою разрушительную силу, что забвения нет. И, наконец, радостное сознание необыкновенного блеска и мужества мысли, оставленной нам в наследство прекрасным предшественником».


Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410031 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"