A A A

15 февраля - день памяти К.С. Петрова-Водкина

20.02.2013
За два года до смерти К.С. Петров-Водкин признался: "Если бы мне предложили прожить новую жизнь, я всё-таки попросил бы оставить меня в ней художником!". Он стал одним из самых крупных и оригинальных русских художников первых десятилетий ХХ века. Его искусство охватывало далёкие друг от друга художественные тенденции, а произведения вызывали яростную полемику, страстные столкновения, зачастую прямо противоположных оценок и мнений. Человек многосторонне одарённый – живописец, педагог, литератор, самобытный теоретик, общественный деятель, путешественник и музыкант. Такую личность подарил миру провинциальный Хвалынск, воспетый "своим сыном" в литературном произведении "Хлыновск" (1930).

Земля и небо связаны невидимой нитью, когда людская память на земле продлевает жизнь небесную. Забвение К.С. Петрову-Водкину не грозит, год от года возрастает интерес к его творчеству, к его неординарной личности, о чём свидетельствуют многочисленные выставки работ художника; открытия новых произведений; многочисленные публикации. На аукционах Кристи и Сотбис картины К.С. Петрова-Водкина ценятся очень высоко. Имя его вписано в культуру ХХ века, а самого Кузьму Сергеевича считают "художником ХХI века".

15 февраля в художественно-мемориальном музее К.С. Петрова-Водкина (филиале Саратовского государственного художественного музея им. А.Н. Радищева) прошёл день памяти художника для старшеклассников, где они познакомились с жизнью и творчеством нашего земляка (классные руководители Л.И. Рахманкулова, Н.А. Бусыгина, школа-интернат; Л.В. Панкратова, МОУ СОШ №2). Акцент вечера делался на последние годы его жизни по воспоминаниям самых близких и родных для него людей – жены и дочери.

К 130-летию со дня рождения К.С. Петрова-Водкина в 2008 году Саратовским государственным художественным музеем им. А.Н. Радищева были изданы воспоминания жены художника Марии Фёдоровны "Мой великий русский муж…". Эта публикация стала данью памяти не только великому художнику и его верной спутнице, но и их единственной дочери – Елене Кузьминичне Дунаевой (1922-2008).

В июне 1938 года К.С. Петров-Водкин совершил последнее путешествие по Волге и Каме. Здоровье его резко ухудшалось. Е.К. Дунаева вспоминала: "По возвращении из Перми у нас произошло нечто странное. Однажды раздался звонок. Пошла открывать дверь мама. Мужчина представился папиным учеником Васильевым, он хотел встретиться с Кузьмой Сергеевичем, но так как отца не было дома, просил передать ему пакет. Придя домой и открыв пакет, папа сел на диван и тяжело вздохнул, будто знал, что в нём, ждал его, но не хотел получать". Петров-Водкин был суеверен, верил в судьбу. В руках его оказалась половина иконы Великомучеников Косьмы и Дамиана с изображением Косьмы. Лицо Святого было продолговатым, худым, с впадинами на щеках, а глаза "светились" - смотрели пронзительно. Фамилия гостя художнику ни о чём не говорила. Далее дочь продолжает: Кузьма Сергеевич сказал: "Пришёл, как "чёрный человек" к Моцарту, но ничего не заказал, а принёс". Мы отца убеждали, что у него было много учеников, что он запоминал только тех, которые были с ним долго… "Нет, это мой чёрный человек…".

Е.К. Дунаевой запомнился ещё один эпизод, когда в июле 1938 года вся семья жила в Смоленской области в "Полотняном заводе" (бывшее имение родителей жены Пушкина). Тяжелобольному Кузьме Сергеевичу сняли отдельный домик. Однажды пришедшей утром к нему дочери он сказал: "Я проснулся рано, было очень тихо, и вдруг, в открытое окно я слышу, меня зовёт голос покойного отца: "Кузя, Кузя!" - это он меня звал, Лёнушка, я умру скоро".

Несмотря на вновь усилившуюся болезнь, художник был полон замыслов. Осенью 1938 года он получил от руководства строительством Дворца Советов в Москве предложение принять участие в его художественном оформлении и обещал "быть в столице, чтобы переговорить по такому глубоко интересующему вопросу". Однако планам не суждено было осуществиться – туберкулёз лёгких повлёк за собой тяжёлые осложнения.

О последних днях жизни мужа Мария Фёдоровна в своих воспоминаниях напишет: "Здоровье мужа ухудшалось с каждым днём. По моей просьбе был назначен врачебный консилиум, который решил, что Кузьма Сергеевич должен находиться под постоянным наблюдением врачей. "Но я должен ехать в Москву и подписать там договор на роспись фресок для Дворца Советов!" - воскликнул Кузьма Сергеевич. Он не хотел признать себя побеждённым недугом, он всем своим существом художника стремился творить. В его воображении уже рисовались величественные фрески в обширных залах дворца Советов Однако болезнь неумолимо расстраивала его планы <…> Его обуревала мысль о том, что он многого ещё не успел совершить <…>. Ударяя себя по лбу рукой, он с волнением говорил мне: "Знаешь ли ты, как много здесь интересных замыслов, которые я непременно должен претворить в жизнь". Веря в силы и возможности своей любимой жены, художник попросил её "обещать ему не оставить на произвол судьбы его работы, а хорошо позаботиться о них". Дав клятвенное обещание своему мужу, М.Ф. Петрова-Водкина сделала всё от неё зависящее по сохранению наследия художника. Его большой литературный архив с пьесами, рассказами, набросками статей по искусству Мария Фёдоровна передала в Центральный архив литературы и искусства (Москва); благодаря её стараниям из Швеции на родину в 1950 году были возвращены 9 художественных полотен мастера, среди которых "Купание красного коня"; некоторые мемориальные вещи художника она передала в Хвалынский краеведческий музей, откуда позднее они были переданы в художественно-мемориальный музей К.С. Петрова-Водкина…

В ночь с 14 на 15 февраля 1939 года Кузьмы Сергеевича не стало. Ему было шестьдесят. Для нас, сотрудников музея, значимо, что человек, веривший в Бога, бессмертие души, умер на Сретенье Господне, когда зима встречается с весной, пробуждается природа. Умерла только физическая оболочка художника, а душевная возродилась.

Е.К. Дунаева в своих воспоминаниях "Прикосновение к душе" очень трогательно описывает этот печальный день: "Мы с мамой, в полном смысле слова, остались сиротами: мама неприспособленная к самостоятельной жизни, мне исполнилось 16 лет, я ещё училась в школе. Родных не было. Жизнь остановилась. Похороны были организованы Союзом художников и Ленсоветом. Людей было много. Прощание было к круглом зале Академии художеств, много поминальных речей, квартет имени Глазунова исполнял Реквием Моцарта. На набережной Невы ждала шестёрка лошадей, цугом запряжённых. Лошади были белые, катафалк белый, на нём гроб с телом отца. Эта процессия медленно двигалась по городу, останавливались около Союза художников, около Александрийского театра, где в это время шла пьеса Бомарше "Безумный день, или женитьба Фигаро". Декорации и костюмы к этой пьесе рисовал отец. Далее шли по Лиговке, по Растанной до Волкова кладбища, где на Литераторских мостках и похоронили отца. Последний удар по гробу. Отца больше нет… Могила полна венков и цветов…" В 1947 году в Ленингараде, в Союзе Советских художников была открыта выставка графики К.С. Петрова-Водкина, которая познакомила многочисленных посетителей с большим и неизвестным ранее зрителю наследием рисунков, выполненных сангиной, карандашом, пером, тушью (300 рисунков было приобретено Русским музеем). В марте 1965 года Русский музей, обладающий крупнейшей коллекцией картин и рисунков мастера, организовал ретроспективную экспозицию, имевшую огромный успех и показавшую истинный масштаб его искусства. Интерес к творчеству художника был настолько велик, что очередь желающих посетить выставку, по словам очевидцев, была нескончаемой.

Монография В.И. Костина, искусствоведа и биографа К.С. Петрова-Водкина, изданная в 1966 году, впервые дала достоверный обзор и анализ его искусства.

В 1987 году на Кировском проспекте, где последние два года жил художник с семьёй состоялось открытие мемориальной доски (В.А. Петров - архитектор, Е.Н. Ротанов – скульптор). В Хвалынске на родине художника в доме, купленном в 1905 году для родителей, 4 ноября 1995 года открылся Дом-музей К.С. Петрова-Водкина.

После монографии В.И. Костина о творчестве художника "заговорили" на страницах книг (Е.Н. Селизарова, Ю.А.Русаков) альбомов, журналов, не прекращают писать и по сей день. Фамилия Петрова-Водкина мелькает на страницах всемирной паутины интернета. Не остались в стороне и кинематографисты – о художнике снято много научно-популярных фильмов. Возможно, такая личность заинтересует в будущем и сценаристов, режиссёров художественного кино.

В экспозиции дома-музея К.С. Петрова-Водкина на стене висят часы с боем, не подлинные, типологические, но странным образом, время на них остановилось, когда перестало биться "космическое" сердце художника – 11-30 (23-30 время смерти). Что это – мистика или совпадение?

Светлана Белозёрова, старший научный сотрудник Хвалынского художественно-мемориального музея К.С. Петрова-Водкина.

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"