A A A

Судьба картины: одна из "Девушек на зелёном" обнаружена в Нью-Йорке

21.10.2011
Несколько недель назад мне прислали фрагмент картины с просьбой подсказать её авторство.

Владельцы картины предполагали, что она принадлежит кисти кому-то из учеников К.С.Петрова-Водкина. Одного взгляда на фрагмент было достаточно, чтобы понять, что не ученику, а самому мастеру принадлежит авторство картины, фрагмент которой был прислан.

Но что это за картина, почему неизвестна исследователям творчества К.С.Петрова-Водкина? Почему на фото только фрагмент картины? Где находится он в настоящее время? На все эти вопросы предстояло искать ответы. Просмотрев письма Кузьмы Сергеевича, его записные книжки, альбомы с репродукциями его картин, я пришла к выводу, что передо мной фрагмент картины К.С.Петрова-Водкина «Девушки на зелёном», написанной в Париже, где художник жил почти год с семьёй с августа 1924 года по июль 1925 года.

Во Францию художник был направлен в командировку Академией Художеств, для ознакомления с системой художественного образования Западной Европы и последними достижениями в области живописи. Художник взял с собой семью (жену и дочь), чтобы жена могла поправить своё здоровье на курорте в Баньоле (после рождения дочери у неё появились трофические язвы на ногах). И хотя Кузьма Сергеевич был командирован во Францию Академией Художеств, но жить ему предстояло за свой счёт. Поэтому он должен был позаботиться о заработке в чужой стране, с которой он расстался 15 лет назад (Кузьма Сергеевич учился в Академии Коларосси в Париже с мая 1906 по ноябрь 1908 года, там же встретил свою будущую жену Мару Йованович).

В письме к матери в Хвалынск из Ленинграда 20 июля 1924 года он писал с тревогой: «Очень интересно, но и очень боюсь трудностей тамошних в смысле заработка – так как отсюда еду с грошами. А там надо поработать и лицо своё художника утвердить». Кузьма Сергеевич по прибытии в Париж не сразу принялся за живопись, он вынужден был сопровождать жену на курорт в Баньоль де Орн и прожить там с семьёй около месяца.

Только в конце сентября 1924 года он вернулся в Париж из Баньоля и начал активно работать. В письме к своему ученику Гуго Скулме в Ригу 3 декабря он пишет: «Не повезло мне с мастерской. Живу в гостинице и работаю при неимоверно плохих условиях. Но работаю много. Долго писал с натуры Собор Парижской Богоматери – кончил. Рисую в альбом тушью парижское, пишу натюрморт и небольших размеров «большую вещь». Материально очень трудно…».

Своему товарищу - коллекционеру и искусствоведу Ф.Ф.Нотгафту сообщает 28 декабря 1924 года: «Если Вы еще ведете список моих работ, довожу до милостивого сведения: 1) «Cite Notre Dame de Paris» (Собор Парижской Богоматери), писал с натуры около месяца, 2) «Утро в детской», 3) «Девушки в interieur,e», 4) «Девушки в пейзаже», 5) «Naturemorte» (вода и лимон), 6) «Портрет m-me Эренбург» (голова), 7) «Ребенок, кормящийся грудью» (в работе). Написаны в моей перспективе. Размеры маленькие (для меня), парижские, для квартирок. Затем: штук 40 рисунков тушью парижского быта. Вот покуда и весь мой багаж; еще вещи две живописных и попытаюсь выставить этот мой хлам <…>». Из перечисленных работ исследователям до сих пор неизвестно местонахождение картин: «Девушки в интерьере» и «Девушки в пейзаже».

3 марта 1925 года Кузьма Сергеевич сообщает матери в Хвалынск: «Большие трудности переживаем и мы здесь – сейчас на месяц передохнули, продав три картины французам, коллекционерам – это редкость для художника-иностранца, да к тому же советского. Вообще, на успех пожаловаться нельзя. В лучшей газете была целая простыня обо мне (Речь идёт об интервью К.С.Петрова-Водкина редактору газеты «Нувель литерер» господину Гиенну в 1925 году. – В.Б.). Но цены здесь грошовые, и по сравнению с ними жизнь очень дорога». Неизвестно о каких проданных картинах идёт речь в письме. В письмах из Парижа довольно часто встречаются реплики о проданных или выставленных на продажу работах, например, жене в Баньоль, где она с дочерью с конца мая 1925 года принимала лечение вторично, он пишет из Версаля, где они снимали светлую, большую квартиру: «Там, где я должен был получить для завтрашнего дня мольберт, хозяин был в деревне и я ничего не мог узнать относительно продажи моей картины».

4 июня 1925 года матери в Хвалынск сообщает: «Вот теперь – завтра начинаю портрет, а на аванс проводил Мару. Делал огромную афишу для кинематографа – и «съели» её покуда работал. Но нельзя жаловаться – если я существую, да еще с семьей, на мою живопись – надо благодарить Бога. Я вижу, как перебиваются другие. Поездкой я доволен – она дала большой опыт для сравнения». Известно, что Кузьма Сергеевич писал во Франции портреты не только Любови Михайловны Эренбург, о котором он упоминал в письме Ф.Ф.Нотгафту в декабре 1924 года, но Саломеи Николаевны Андрониковой, дирижёра Сергея Кусевицкого, господина Гиена, актрисы Пеньо и др. Строки из писем мастера свидетельствуют о том, что во Франции Кузьма Сергеевич жил на деньги от продажи картин и заказов. Некоторые картины, написанные в Париже, местонахождение которых неизвестно, были проданы французским коллекционерам и остались навсегда за рубежом.

Пока Мара вторично лечилась в Баньоле Кузьма Сергеевич срочно искал деньги на обратную дорогу. В письме к ней от 12 июня 1925 года он пишет: «В два сеанса надо развязаться с портретом (речь идёт о портрете С.Кусевицкого - В.Б.), чтобы не запустить другие дела и главное закончить начатую картину». О какой картине идёт речь в письме неизвестно.

В художественно-мемориальном музее К.С.Петрова-Водкина (филиал Радищевского музея) хранятся листы из записной книжки Кузьмы Сергеевича, переданные дочерью художника Еленой Кузьминичной Дунаевой незадолго до её смерти в 2008 году. Мы предполагаем, что записи, имеющиеся на листах, относятся именно к концу парижского периода. На них рукой Петрова-Водкина составлены списки картин по годам, начиная с 1907 и по 1925 год включительно. Списки далеко неполные, но в графе «1924-1925. Paris» (то есть, интересующий нас парижский период) среди перечисленных работ есть и «Девушки на зелёном» (вероятно, имелся в виду фон картины). Именно эта запись наводит на мысль о том, что фото, присланного фрагмента – часть именно этой картины.

Вероятно, «Девушки в пейзаже» из письма к Ф.Ф.Нотгафту в конце 1924 года и «Девушки на зелёном» из записной книжки художника - это два условных названия одной картины. Даже если это разные картины, то местонахождение ни той, ни другой до настоящего времени неизвестно.

В каталоге, первой прижизненной монографии, посвящённой творчеству Кузьмы Сергеевича, изданной в 1936 году в графе «1924» и «1925» имеются названия картин, сообщённых К.С.Петровым-Водкиным в письме Ф.Ф.Нотгафту от 28.12.1924 года без указания их местонахождения (известно, что именно Ф.Ф.Нотгафт помогал автору первой монографии А.Галушкиной в составлении каталога).

В монографии, составленной в 1966 году В.И.Костиным, в каталоге в графах, относящихся к 1924 и 1925 годам уже не упоминаются ни «Девушки в пейзаже», ни «Девушки в интерьере», но появились работы, ранее не фигурирующие в монографии 1936 года, каталог дополнен картинами, написанными в Париже в 1925 году, уже после письма Ф.Ф.Нотгафту от 28.12.1924, например, из живописных: «Портрет Гуенне» (вероятно, имелся в виду господин Гиенн, которому Кузьма Сергеевич давал интервью для газеты, он указан в записной книжке К.С.Петрова-Водкина под номером 8), «Девушка на пляже» (вероятно, имелась в виду картина «Девушка на Волге», упомянутая в записной книжке К.С.Петрова-Водкина под номером 9), «Портрет артистки Пеньо» и «Женский портрет на фоне моста через Сену» (вероятно, речь идёт об одной картине «Портрете артистки Пеньо», которая изображена на фоне моста и Лувра, обозначенной в записной книжке под номером 6 как «Портрет на фоне Лувра») - все в частных собраниях Парижа. В более поздней монографии Русакова уже нет упоминания ни о первых, ни о вторых, для исследователей творчества художника, они оказались потерянными.



Но, как известно, всё тайное становится явным, и по прошествии 86 лет обнаружился «след» одной из упомянутых Кузьмой Сергеевичем в записной книжке картин.

В настоящее время фрагмент картины «Девушки на зелёном» находится в Нью-Йорке. Он был куплен в конце 1980-х годов на Манхеттене в антикварной лавке. Авторство фрагмента было неизвестно, холст был наклеен на доску. Покупательницей фрагмента оказалась переводчица с русскими корнями. И этот факт показателен: во-первых, нахождение фрагмента за рубежом, говорит о том, что наши рассуждения о продаже картины во Франции имеют основания – в годы Второй мировой войны картина могла попасть в Америку из оккупированной фашистами Франции (владельцы картины могли продавать её частями уже в Америке, чтобы выжить в чужой стране, но сейчас можно только предполагать о причине фрагментирования картины); во-вторых, покупка фрагмента эмигрантами из России показателен: К.С.Петров-Водкин – выразитель подлинно народного мироощущения, такого, которое живёт в громадном историческом времени, в традиции, в роду-племени и оценить этот фрагмент мог человек, чувствующий Россию.

Фрагменту в семье владелицы дали условное название «Утешение» и действительно, глядя на скорбное, с прикрытыми глазами, лицо изображённой девушки, как будто осеняющей себя крестным знамением, на мягкий жест руки, сохранившейся от «отсутствующей» девушки, складывается впечатление о каком-то утешающем действии. Неуловимая оплавленность овалов щёк, наклон головы, внутренним светом озарённое лицо, в законченности которого растворяется тип, несуетный, молитвенный жест руки – все эти черты, характерны для зрелого творческого почерка К.С.Петрова-Водкина. Достаточно сравнить несколько таких лиц, которые так и хочется назвать «ликами», и рук из картин художника 1910-1920-х годов, чтобы убедится в этом. В доме, где хранился этот фрагмент, по словам владелицы, бывал Иосиф Бродский, тоже выделявший его из других работ коллекции. Была даже идея поместить этот фрагмент на обложку сборника поэта: рука, опущенная сверху, должна была символизировать «искусство, утешающее душу», олицетворением которой была изображённая девушка. Но не случилось…



Сколько девушек было изображено на картине можно только гадать, но, судя по другим картинам художника «Девушка на Волге» (1925), написанной в Париже, «На берегу» (1924), «Мальчики. На вершине» (1925), на картине «Девушки на зелёном» фигур было не больше трёх. Художник указывал в письмах, что писал картины небольших размеров «для квартирок». Судя по размерам - 80х65 см.(максимальным) известной исследователям «парижской» картины «Материнство» (вероятно, именно её имел в виду художник, когда писал о работе над картиной «Ребёнок, кормящийся грудью»), находящейся в настоящее время в российской частной коллекции, «Девушки на зелёном» были не больше. Вероятно, фрагмент представляет нижнюю левую часть холста. Девушка, чью руку можно видеть на сохранившемся фрагменте, была изображена в рост или почти в рост. Нам представляется, что картина «Девушки на зелёном» является в каком-то смысле «парафразом» акварели «Две женщины» (1916). Только фигуры в живописном «парижском» варианте «поменялись местами». Кузьме Сергеевичу вообще было свойственно варьирование и углубление небольшого количества тем, выбранных ещё в молодости, одной из которых было изображение девушек, готовящихся к купанию, начиная с ранней «Элегии» (1907) и «Берега» (1908) и кончая картиной «На берегу» (1924). Молчаливый «диалог» девушек «поверх времени» с вечностью, их предстояние в беспредельном являлись выражением Лика самой России. Его девушки изображены в молитвенном молчании. Это молчание означает уход от социума для высших сосредоточений и Божественных созерцаний.

Для Петрова-Водкина характерен христосоцентризм: не отдалённость Бога от нас, а явленность его нам. Он отстаивал «право человека быть Божественным», т.е. не покорять, не закабалять природное вещество, а высветлять содержащееся в нём иное, высшее начало, раздуть тлеющий в земных телах небесный огонь – вот призвание человека. Неслучайно в «лике» изображённой девушки на фрагменте узнаётся лик Христа из «Композиции» 1921 года. У Петрова-Водкина в картинах отражение своеобразного христианского материализма – не отрицание, а просветление материи, пронизанной фаворским светом, выраженным основными цветами радуги. Его земля – воплощение светлого космоса, в ней духовное и материальное приходит в гармоническое равновесие. И над всем этим лежит первозданность тишины. Даже в этом фрагменте, как в голограмме, отражено целостное мироощущение художника.

Как знать, может быть, в какой-то зарубежной коллекции находится фрагмент со второй фигурой картины.

Остаётся надеяться, что когда-нибудь девушки «воссоединятся» и обретут новое «воскресение».

Заведующая Хвалынским художественно-мемориальным музеем К.С.Петрова-Водкина В.И.Бородина.

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"