A A A

К.С.Петров-Водкин. «Букет на террасе». 1913.

21.03.2011
Ещё одна ранее неизвестная картина К.С.Петрова-Водкина появилась на художественном рынке, и вызвала неподдельный интерес в искусствоведческих кругах. В настоящее время картина находится в частном собрании в Крыму.


Авторство К.С.Петрова-Водкина эксперты признали не сразу, хотя в правом нижнем углу картины есть монограмма «КПВ» и год «913». Но вторая экспертиза «со скрипом», но всё же признала подлинность работы. Нам бы хотелось развеять сомнения экспертов с помощью самого автора. Этот букет полевых цветов на картине из собрания академика Каштаянца (знаменитого биолога, руководившего запуском в космос Белки и Стрелки) написан К.С.Петровым-Водкиным в усадьбе Званцевых в Тарталеях Нижегородской губернии, где художник жил с середины июня по конец июля 1913 года, то есть полтора месяца. Там он работал с режиссёром Незлобинского театра Николаем Званцевым над декорациями к спектаклю по трагедии Шиллера «Орлеанская дева». В письме из Тарталей от 15 июня 1913 года он описал дом Званцевых: «Дом стоит на горе, откуда видны два совсем маленьких озера, а деревья и поля вдали. Имеется парк и маленький лес, теперь сезон земляники, и мы едим ее каждый день». (1)

От внимательного взгляда на работу не скроется тот факт, что дом, на террасе которого стоит букет, находится на возвышенности, внизу слева видна зелень деревьев, растущих под горой, на которой стоит дом, вдали - холмистая открытая местность, а рядом с террасой, близко к дому, растут тоже деревья. В письме от 30 июня - 1 июля 1913 года он сообщил жене: «Сейчас день пробужденья. Утренний ветер заставляет трепетать листья деревьев под моими окнами…». (2)

Возможно, именно эти деревья шумели листвой под окнами комнаты Петрова-Водкина. «Шум» листвы, её трепетанье, передано в картине. Вид несколько сверху на пейзаж его волновал всегда, эта «высокогорная» точка зрения была сформирована холмистым ландшафтом родного Хвалынска, с улицами, «карабкающимися» от Волги в горы, с которых открываются великолепные виды на ширь Волги и город. Когда через два года у Кузьмы Сергеевича появится дача Красулинка на холме в южных окрестностях Хвалынска, с террасой и балконом, то и там он тоже будет писать портреты «Фектя» (1916) или натюрморты с самоварами, то есть мотив его. Позже, уже в Самарканде в 1921 году он напишет на террасе мальчиков, но уже в своей «сферической» перспективе с наклонными вертикалями. Да и Кировский проспект, где он будет жить последние годы своей жизни (1936-1939) в Ленинграде, он тоже напишет с балкона в 1937 году. И такие примеры можно продолжать, но этот, вероятно, один из первых в творчестве художника, начавшего задумываться над передачей пространства, его «двуплановостью» (многослойностью пространства, которое он позже будет расширять с помощью зеркальных отражений или изображений разновременных событий в картине, как в «После боя» и «Командирах РККА», или удваивать его с помощью «пространства в пространстве» - интерьера с открытыми в пейзажи окном или дверью, как в «Матери» (1915), «Девушке в сарафане» (1928), «Весна в деревне» (1929), или крытой террасы и пейзажа за ней, как в этой работе и многих других).

В этом же письме 30 июня - 1 июля, кстати, есть и такие строки: «Перед моими глазами горизонт исчезает в ночных сумерках, наряжаясь в розовую и голубую краски…». (3) И хотя на картине изображено, вероятно, утро, но «розовый горизонт» тоже можно видеть. В письме от 26 июня 1913 года есть упоминание о клевере: «Посылаю четырехлистник (так называют клевер – В.Б.), который сегодня нашел для тебя и для себя», (4) - то есть клевер в букете не случаен, букет из ромашек и клевера он мог собрать, когда ходил со Званцевыми за земляникой. Он вообще предпочитал полевые цветы садовым. В его натюрмортах довольно часто встречаются букеты полевых цветов: «Утренний натюрморт» (1918), «Натюрморт с самоваром» (1920) и «Натюрморт. Цветы и женская голова» (1921). В письмах из Тарталей он писал о работе над эскизами к спектаклю: то они с Николаем Званцевым разбирают трагедию, обсуждают сцены, то он работает над картинами, которых было более десяти в спектакле, поэтому тоскует о живописи. В том же письме есть слова: «Ах, дорогая моя женушка, как я страдаю без живописи в прямом смысле слова». (5) В одном из писем жене, которая сначала собиралась приехать к нему в Тарталеи (поездка не осуществилась, и она поехала сразу в Хвалынск, куда Кузьма Сергеевич из Тарталей приехал в конце июля), он просил: « <…> поезжай прямо в Хвалынск, захвати мои краски, полотно <…>». (6) То есть, он думал писать в Тарталеях только эскизы декораций, надеясь, что работа не займёт много времени, и он пробудет в Тарталеях недолго. Вероятно, все холсты, взятые им в Тарталеи, были уже записаны к концу июня, поэтому он просит жену привезти в Хвалынск, где он мечтал пробыть до конца лета, полотно и краски.

В пользу авторства Петрова-Водкина говорит и тот факт, что у него в Тарталеях не было с собой подрамников, он возил холсты для удобства в дороге в свёрнутом виде. Этот холст тоже долгое время хранился без подрамника. Формат холста, близкий к квадрату, не характерен для позднего Петрова-Водкина, хотя близкие к квадрату холсты он писал именно в 1910-е годы, обычно же он брал форматы, близкие к золотому сечению.

В конце июля художник приехал в Хвалынск. В 1913 году дачи у Кузьмы Сергеевича в Хвалынске ещё не было. Он только мечтал о ней и в августе с матерью искал сад для будущей Красулинки, строительство которой начнётся в 1914 году, а в 1915 году он будет в ней жить и писать на террасе и балконе натюрморты и портреты. Пока же в 1913 году до 5 сентября он жил в доме родителей, а в их доме террасы не было. Да и пейзаж в Хвалынске иной, чем в Тарталеях: в Хвалынске он гористый, с выходами мела среди зелени, мел даёт и другую окраску травы, например, как в «Полдне» (1917) – изумрудно-сизоватую, цвета полыни. В Хвалынске Петров-Водкин делал эскизы и писал этюды к картине «Мать» (1913), здесь будет написана к сентябрю и сама картина. На обороте «Букета на террасе» чёрной краской, выполнен набросок этой «Матери», шёл поиск композиции на полотне, привезённом из Тарталей. Художник довольно часто использовал обороты уже записанных холстов в качестве «черновиков». В художественно-мемориальном музее К.С.Петрова-Водкина хранится его ранний «Натюрморт с вазой», на обороте которого изображён этюд старика. Такие примеры есть и ещё. Возможно, это связано с ограниченным количеством холстов, которые они привозили с собой в Хвалынск.

Есть и ещё одна деталь на картине, которая подтверждает авторство К.С.Петрова-Водкина: художник писал жидко разведённой краской, по ходу часто изменяя детали. Предыдущие варианты на нижележащих слоях просвечивают через последующие слои, и на холстах видна «кухня» художника, этапы работы над картиной. Можно привести множество примеров из творческого наследия К.С.Петрова-Водкина, где первоначальный образ менялся в процессе работы, где такие переработки просматриваются технически «невооружённым» глазом. Например, в картине «Мать» (1915), которая первоначально была написана на пейзажном фоне, а голова её была обращена вправо в лёгком наклоне к младенцу, в портрете «Фектя» (1915) голова первоначально была меньшего размера и обращена влево. «Цыганки» (1926-1927) первоначально были написаны на голубом фоне, «превратившемся» в окончательном варианте в дощатую стену, а гроздь винограда в правой руке левой цыганки в окончательном варианте «становится» картой. В «Портрете Л.В.Канторовича» (1938) учёный первоначально был обращён вправо, а не влево, как в окончательном варианте. Особенно это касается тех случаев, когда мастер не делал к картинам эскизов и не писал этюдов, а работал сразу на холсте, как это произошло с картиной «Букет на террасе» 1913 года. Справа, в пейзаже за террасой был изображён мальчик в голубых шортах со спины, фигура которого хорошо просматривается через последующий красочный слой поверх фигуры. Вероятно, Кузьма Сергеевич «убрал» его по причине того, что мальчик приближал дали будучи «вехой» для зрительского глаза, сокращал масштаб изображённого пространства, а художнику уже тогда хотелось показать его безграничность. И ему удалось это сделать: по отношению к детально прорисованному букету дали кажутся бескрайними.

Каким образом «Букет на террасе» мог попасть в собрание академика Каштаянца?

Сразу после Хвалынска, в сентябре 1913 года Петров-Водкин уехал в Москву в театр Незлобина для осуществления контроля над воплощением эскизов декораций в размере. Работы, написанные в Тарталеях и в Хвалынске летом 1913 года, вероятно, увезла в Петербург жена, но что-то Кузьма Сергеевич мог взять с собой в Москву, тем более, что работы были без подрамников. 20 сентября 1913 года он писал жене в Петербург: «Как-никак, а я останусь здесь до премьеры, вот сообщаю тебе программу. 30-го сентября состоится генеральная репетиция «Жанны д, Арк», и мне хотелось бы, чтобы ты её посмотрела. Пришёл ещё к Сарьяну, он теперь прекрасно устроился в мастерской, он меня пригласил к себе, и Мамонтов со своей стороны тоже приглашает меня, но я считаю, что лучше оставаться в гостинице, не правда ли? Гостиница «Европа». Неглинный проезд». (7) Он жил в Москве до 8 октября 1913 года. Затем на короткое время возвратился в Петербург к жене и 16 декабря снова уехал в Москву, где участвовал в выставке, в том числе и картиной «Мать» (1913), которая продалась в самом начале 1914 года. В письме жене от 17 декабря писал: «Сейчас пойду на выставку развешивать свои картины. Все тебе кланяются. Я остановился у Сарьяна, где мне очень хорошо!». (8)

Мог Кузьма Сергеевич или подарить работу Сарьяну, или просто оставить её, ведь с Сарьяном он встречался часто в эти месяцы, возможно, у него и оставил часть своего багажа по приезде в Москву, думая жить у него. Но через несколько дней, 20 декабря, жене сообщил: «Я ещё ни разу не ночевал у Сарьяна, кажется, он немного на это обижается, но право у Платона (брат Николая Званцева - В.Б.) гораздо удобнее и совсем близко от выставки». (9)

«Букет на террасе» мог быть подарен Званцевым, в имении которых был написан, но более вероятно, что он находился какое-то время у Сарьяна. У Мартироса Сарьяна художник останавливался и позже, в феврале-марте 1914 года, когда тоже ездил в Москву для участия в выставке. Возможно, именно от Сарьяна работа попала в собрание академика Каштаянца, с которым Сарьян поддерживал дружеские отношения. Да и сам Кузьма Сергеевич бывал в Крыму в сентябре 1927 году (жил у Волошина в Коктебеле с женой и дочерью) и в сентябре-октябре 1929 года (лечился от туберкулёза, был в Ялте, Гурзуфе, Суук-Су). Позже, летом 1933 года он лечился на Кавказе, в Абастумани. Не мог ли Кузьма Сергеевич «пересечься» сам с биологом Каштаянцом? В письмах художника не встречается эта фамилия, поэтому можно только предполагать различные возможности появления «Букет на террасе» в собрании академика Каштаянца. Но подлинность работы и авторство К.С.Петрова-Водкина не вызывают сомнения. Слишком много нужно было знать подробностей из жизни художника, мелких частностей, которые так или иначе отражены в этой картине, тому, кто попытался бы сделать подделку «под К.С.Петрова-Водкина». Да и стал бы этот «некто» писать работу, которая ещё не отражает зрелого творческого метода мастера и, таким образом, подвергать сомнению «авторство» К.С.Петрова-Водкина? Картина стоит в ряду тех работ художника, в которых уже нащупываются, «проговариваются» будущие его открытия, в ней явно отражены подступы к ним.

Директор Хвалынского художественно-мемориального музея К.С.Петрова-Водкина В.И.Бородина.

Примечания.

1.Секция рукописей ГРМ. Фонд. 105, ед.хр.8. л. 12.

2. Там же. с.112-113.

3. Там же.

4. Там же.

5. Там же.

6. Там же. с.117-118.

7. Там же. с.125.

8. Там же. с.126.

9. Там же.

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"