A A A

«И где-то музыка в окне…». Женские образы Нины Лекаренко. Мультимедийное приложение

ПЕРЕЙТИ В МУЛЬТИМЕДИЙНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ

Все материалы рубрики

«Искусствовед рассказывает...»

Далеко, далеко и давно
Отворили мы настежь окно.
И никто не подумал о том,
Как мы вспомним об этом потом.
Н.М. Слепакова

В 2009 году собрание Радищевского музея пополнилось большой коллекцией рисунков Нины Алексеевны Лекаренко (Носкович). Они были подарены музею ее дочерью – петербургским филологом Ниной Романовной Либерман. Художница известна прежде всего как иллюстратор детских книг. После учебы в Академии художеств и Московском полиграфическом институте она работала в Ленинградском отделении Детиздата под руководством Владимира Васильевича Лебедева. В 1935 году вышла первая проиллюстрированная ею книга – «Федорино горе» К.И. Чуковского.

Станковые рисунки Нины Лекаренко отличаются жанровым, тематическим и стилистическим многообразием. Особенно выразительны портреты современниц автора. Ее привлекают творческие, страстные натуры и, что важно, красивые женщины, чья внешность выдает темперамент. Такой увидел свою ученицу и Владимир Лебедев. В портрете Лекаренко, исполненном им в 1934 году, разные оттенки синего – от небесно-голубого до иссиня-черного – воплощают мир мечты и вдохновения, в котором пребывает прекрасная девушка в беретке. Ее загадочно-печальное лицо вызывает в памяти образы томных барышень с полотен Виктора Борисова-Мусатова.

1937 год разделил жизнь 26-летней Нины Лекаренко на «до» и «после». Зимой арестовали ее мужа Михаила Натановича Борисова, начальника конструкторского бюро завода «Двигатель», и осудили на «десять лет без права переписки». Художница не знала страшного значения этого приговора и впоследствии вспоминала о тюремном служащем, который «спокойным бытовым тоном» заметил: «…шлепнули, наверное» [i]. За ней пришли осенью. Вместе с другими «членами семей изменников родины» она отправилась в томскую тюрьму, оставив в Ленинграде маленькую дочь, и лишь в 1953 году, спустя 11 лет после окончания срока, получила официальное разрешение вернуться в родной город.

В лагере она состояла художником в клубе при культурно-воспитательной части, в свободное время рисовала на наволочках эскизы для вышивания, делала портреты заключенных. Героини ее лагерных рисунков красивы вопреки всему. Одна из них – статная женщина со смеющимися темными глазами. Она сидит в непринужденной, слегка небрежной позе; свободно струится легкая ткань ее блузки. При всей степенности этой дамы в ее образе чувствуется юношеский задор. И только подпись – «1938 г.» – указывает на то, что портрет был создан в сложный и трагический период жизни автора и ее модели.

В архиве Научно-информационного центра "Мемориал" (Санкт-Петербург) хранится запись интервью Веры Борисовны Копыловой, которая провела два с половиной года в спецлагере для жен "врагов народа" при Томской пересыльной тюрьме[ii]. Там она вышивала на полотне по эскизам, «фантастическим, как подводное царство», выполненным ее солагерницей, венгерской художницей Илоной Силади. В коллекции "Мемориала" есть акварельный портрет Силади кисти Лекаренко. В изображенной невозможно не узнать темноглазую незнакомку с рисунка из собрания Радищевского музея.

Многие запечатленные Ниной Лекаренко женщины безымянны. Автор моделирует объемы штриховкой, и резкие карандашные штрихи на их лицах напоминают морщины или царапины. Символичны размытые пятна темно-серой акварели и туши в рисунках женского барака. Списки жертв репрессий дают почувствовать чудовищный размах сталинского террора, а эти пожелтевшие листы хранят образы конкретных людей и, возможно, так и останутся единственным свидетельством их искалеченных судеб.

Деликатная, сдержанная в проявлении чувств Лекаренко выражает протест против насилия над личностью не только изобразительными средствами, но и «острыми» деталями, такими, как сложенные в молитвенном жесте руки заключенной или столь чуждые бараку туфельки на каблуке.

Графический стиль вернувшейся из заключения Нины Лекаренко темпераментный, артистичный. Художница черпает вдохновение в бытовом, повседневном и радостно переживает каждое мгновение. Каким бы сильным ни было ее возмущение произволом власти, как бы ни мучила душевная боль, она находит в себе силы жить дальше. В 1955 году, за два года до реабилитации, она едет в творческую командировку в Сибирь, на Ямал. Вместе с мужем Виктором Семеновичем Носковичем – тоже художником – собирает материал к изданию иллюстрированного учебника для национальных школ[iii].

На протяжении 35 лет, начиная с 1953 года, Лекаренко сотрудничает с издательствами Детгиз, «Карелия», «Просвещение» и создает оригинальные рисунки к книгам Г.Х. Андерсена, С.Я. Маршака, В.Ю. Драгунского, Я.Л. Ларри, Л.А. Кассиля, А. Линдгрен, И.П. Токмаковой и других замечательных писателей.

Несомненно, эта работа повлияла на ее станковое творчество. На годы вычеркнутая из художественного процесса, она увлечена формально-стилистическими задачами. В многочисленных пейзажах, натюрмортах, жанровых сценках стремится передать динамику пространства, сделать колорит эмоционально звучным. Зритель сопричастен происходящему: он оказывается на переднем плане и чувствует, что этот мир не замкнут границами изображения, там, за окном, за дверью, за поворотом, он бесконечен. Декорацию для самодеятельного спектакля, выполненную Ниной Лекаренко в лагере, зал приветствовал аплодисментами. Она представляла собой «огромное окно, за которым светилась лампочками Москва»[iv], – напоминание о свободной жизни, о доме.

В акварели «Вечерний романс» рыжеволосая девушка поет у раскрытого окна. Ее образ, далекий от классического идеала женской красоты (вспоминается просторечное «востренькая»), привлекает искренностью, эмоциональностью. Она грустит и веселится одновременно и поет свою песню «в ночь»: месяцу, деревьям, домам. Ту же модель встречаем на рисунке, исполненном пастелью в более экспрессивной манере, тяготеющей к кубистическому разложению формы.

Героиня этих листов – ленинградский поэт Нонна Менделевна Слепакова, близкая подруга автора. « [...] как хороша ее песня – пронзительный городской романс шестидесятых годов [...] как она его пела и посматривала на Льва Мочалова, [...] своего будущего мужа, верного друга»[v], – вспоминал поэт Александр Кушнер. Искусствовед Лев Всеволодович Мочалов в своей брошюре о жизни и творчестве Нины Лекаренко упоминал о вечерах, проходивших в доме супругов Носкович. На них собиралась ленинградская интеллигенция с «ее традиционными разговорами и спорами о жизни и об искусстве […] чтением стихов, исполнением песен под гитару»[vi]. Квартира Мочалова и Слепаковой также стала местом дружеских посиделок, объединившим людей разных поколений, профессий и талантов.

Домашние концерты – естественная форма бытования авторской песни в советской России. Появление этого феномена связано с желанием поэтов и музыкантов противопоставить тенденциозности «официальной» культуры неповторимость лирического переживания, утвердить свободу творчества как неотъемлемое право личности.

Александр Городницкий назвал Нонну Слепакову, которая начала писать песни с конца 1950-х годов, «одним из первых поэтов, давших начало женской лирике в авторской песне»[vii]. Она пела «тоненьким голоском»[viii], сердечно и просто. Может быть, ей, поэту высокой культуры и в то же время любительнице игриво-ироничных литературных шуток, иногда хотелось «пропеть» свои боль и плач, смех и счастье, свои неразрешимые вопросы. В отличие от произведений многих отечественных бардов в песнях Слепаковой мало реалий советского быта. Ее лирическая героиня оказывается вне времени и может с легкостью подвести печальный итог жизни, как в песне «Мальчик с велосипедом»: «Идет моя эпоха, прошла моя пора».

В некоторых рисунках Лекаренко гитара выступает знаком неформальной культуры 1960-х – 1980-х годов. Бородатого мужчину в мешковатом свитере и его подругу с рисунка «Дуэт» легко можно представить сидящими у костра и распевающими бардовские песни. Длинноволосые участники «Домашнего концерта неформалов» почитают уже другого кумира – недавно легализованную рок-музыку (лист датирован 1988 годом). С замечательной точностью выделены типичные черты героев, делающие их яркими представителями своего времени.

В облике певицы акцентировано не типичное, а исключительно индивидуальное. Огненно-рыжие волосы, острый локоток, вздернутая бровь и чересчур длинный нос, осанистость. Неслучайно она «помещена» не в скучный интерьер квартиры, а на край подоконника, готовая улететь вслед за своей песней. Что-то неуловимое в художественном строе акварели (холодный свет месяца, что приглушает цвета?) вызывает в памяти образы Серебряного века: тоска по красоте, экзальтированные натуры, городские романсы. В репертуаре Нонны Слепаковой была песня о несчастной любви девушки Нади и непостоянного студента-путейца, стилизованная под «жестокий» романс. А особенно запомнившаяся Александру Кушнеру песня, наверное, исполнялась у раскрытого окна:

Хорошо тебе со мной, со мной,

А на улице темно, темно,

Свист милиции ночной, ночной,

Долетает к нам в окно, в окно.

Родившаяся в 1911 году Лекаренко была на четверть века старше Нонны Слепаковой. Она часто портретировала подругу. Но акварель «Вечерний романс» едва ли можно назвать портретом: запечатлено само пение, творчество. Созданный художницей образ интересно соотносится с воспоминаниями Дмитрия Быкова о своем наставнике в поэзии: «[…] острый – вообще ключевое слово, если говорить об ее облике: острый почерк, острый глаз, острый нос, – все это в странно-гармоничном сочетании с полнотой, щедростью, обильностью… В ней вообще был этот не мной замеченный сплав «декадентского излома» и истинно советской основательности, укорененности: русский серебряный век, пропущенный через советское горнило […]»[ix].

«Острый глаз» – это и про Нину Лекаренко. Художница правдиво и просто поведала о своем времени, согревая камерные композиции исключительно женской нежностью, мягкой иронией. Она прожила долгую, полную испытаний жизнь. Но даже в самые тяжелые мгновения, чувствуя на себе «опыты, направляемые чужой рукой, пальцы которой не дрогнут»[x], продолжала творить. Как продолжали писать стихи, петь, рисовать мастера ее поколения.

Их пора прошла, идет другая эпоха.

Их пора пришла. Все, что писалось, пелось,рисовалось, не забыто.

[i] Носкович Н.А. (Лекаренко). Воспоминания «придурка» / публ. и вступ. ст. Н. Р. Либерман // Нева. 2001. № 4. С. 165–183.

Электронная версия воспоминаний опубликована на сайте Сахаровского центра (www.sakharov-center.ru)

[iii] Нина Алексеевна Лекаренко и Виктор Семенович Носкович поженились в 1950 году, когда ей было запрещено селиться в Москве, Ленинграде и столицах союзных республик. Проживали в Луге (Ленинградская область).

Фотографии и рисунки супругов Носковичей, сделанные во время поездки на Ямал, легли в основу выставки «Салехард и салехардцы. Лето 1955 года», открывшейся 12 сентября 2015 года в Музейно-выставочном комплексе имени И.С. Шемановского (Салехард). См.: http://www.mvk-yamal.ru/

[iv] См. примечание 1.

[v] Кушнер А. Возвращение Нонны Слепаковой // Слепакова Н. Избранное: в 5 т. Т. 5. СПб., 2010. С. 298.

[vi] Музей современного изобразительного искусства «Царскосельская коллекция». Нина Алексеевна Носкович. СПб., Пушкин. 1997.

[vii] Городницкий А. Но Бог, наверное, не видит // Слепакова Н. Избранное: в 5 т. Т. 5. СПб., 2010. С. 204.

[viii] Полоскин Б. Шутки гения // Слепакова Н. Избранное: в 5 т. Т. 5. СПб., 2010. С. 254

Песни Нонны Слепаковой доступны в сети Интернет.

[ix] Быков Д. Мажесте // Слепакова Н. Избранное: в 5 т. Т. 5. СПб., 2010. С. 314.

[x] Тынянов Ю.Н. Смерть Вазир-Мухтара.


Комментарии: 2
0
Григорий
Хотел прикрепить еще один портретны Нины Лекаренко кисти В.Лебедева к комментарию..
но не удалось..
Автору статьи должно быть интересно..
Если хотите, вышлю!
свяжитесь со мной и отправлю. ffnore@mail.ru
Имя Цитировать 0
0
Григорий
Есть портрет Нины Лекаренко кисти В.Лебедева.
Хотел прикрепить к комментарию, но не удалось.
если интересно, свяжитесь ffnore@mail.ru
Имя Цитировать 0
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410031 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"