A A A

Дневник 28-ого хвалынского пленэра. Часть вторая. Творческие реализации

Автор:  Бородина Валентина Ивановна

  • Рабочие будни 28-ого хвалынского пленэра
Известно, как корабль назовёшь, так он и поплывёт. Посвящение пленэра памяти Г.П. Губанова задало высокую планку для реализации, соответствовать которой было трудно, но художники старались оправдать ожидания мастера, пытаясь «вытащить живопись из своего нутра». Цвет в работах Владимира Белоусова из Красноярска, написавшего несколько работ с изображением хвалынского рынка с продавцами рыбы, овощей, арбузов, экспрессивно обострён, он будоражит, иногда контрастирует с будничностью происходящего, внося одновременно патетику и иронию. Сама тема рынка, хаотичность сцены, включённость её в уличный пейзаж, продиктовала художнику некоторую сумбурность построения и цветовую дисгармоничность. Эмоции выражены не лицами персонажей, а их телами и сросшейся с ними одеждой. Здесь нет места лиризму и эстетизму.
Совершенно иное отношение демонстрирует в своих пейзажах О. Гудкова: в цветовом ритме, в немногих, но гармонично подобранных цветах, в характере и размере пятен, в направлении широкого мазка существует упорядоченность. Уподобляя растительность кристаллам, она вводит криволинейную геометризацию в пейзаж, стремясь, не упрощая, придти к слиянию, пластическому обобщению. Её работы, стремящиеся к монохромности, выдержат сильное увеличение и при этом сохранят большую убедительность. Не прибегая к внешним эффектам (не изображая, например, небесных ангелов или евангельских персонажей), Ольга умеет выразить в пейзаже тонкое, глубокое религиозное чувство. В её несколько отстранённых пейзажах, где серебристое небо отражается в глади воды и рефлексами присутствует в растениях, ощущается причастность природы и души к божественному свету.
Близка ей по выбору мотива и эпической обобщённости в его восприятии С. Золина, но пространство её живописных пейзажей – без далей, без выходов к горизонту – более камерно, согрето человеческим чувством. Но и в них нет мимолётности, свойственной этюду, они тоже причастны большому времени, не быту, а бытию. В этих пейзажах поиски той же цельности, но эта цельность напевнее, лиричнее. В некоторых рисунках С. Золина отказывается от камерности и на небольшом формате листа передаёт эпический размах пространства, где сама первозданность хвалынского пейзажа настраивает на «вечность».
Есть в рисунках красноярского графика Татьяны Беловой то же белоусовское экспрессивно-ироничное начало и стремление к острой выразительности композиционного решения, тенденция скорее намекать, чем подчёркивать. Она изображает уличные сценки с человеческими фигурами или собакой, интерьеры с отдыхающими людьми. Они строятся не линией, а светом и контрастом: первый план часто связан с возвышенностью, на которой изображена фигура, иногда со спины, «глазами» изображённого зритель смотрит на второй резко удалённый план, расстилающийся перед ним внизу. Люди, хотя и представляют отдельный узел, но они словно сотканы из той же материи, что и окружающее их пространство. Динамизм подчёркнут в некоторых рисунках жестами, ритмом, разными точками зрения, сверху и снизу, сочетанием крупных фигур и мелких. Впечатление усиливается тем, что и свет, и пространство, и движение даются зрителю в результате внутренней включённости: следования по пространственным переходам, группировки пятен.
В ином ключе работает М. Симонова. Язык её работ приближен к декоративно-условному примитиву, но без той доли иронии, которая часто сопровождает работы профессиональных художников, работающих «под наив». Судя по доброй, мажорной тональности работ Марины с изображением «пряничных» хвалынских домиков, узорочья кирпичной архитектуры, «горбатых» улочек и палисадов с высокими мальвами, «улыбающегося» льва, сошедшего со стены крестьянской избы и сказочного крылатого акбарса, прыгнувшего с пьедестала, чтобы пройтись по улице и размять свои каменные ноги, у художницы присутствует тяга к абсолютной просветлённой гармонии. Жизнерадостные работы М. Симоновой, их энергетическая лёгкость эмоционально воздействуют на зрителя. Природа, архитектура, люди, животные являются одинаково важными составляющими этой райской жизни. Художница использует самобытные народные цветосочетания, не только подчёркивающие состояние чистоты, открытости и непосредственности, но утверждающие связь с народной духовной культурой.
В. Морковин уже не первый год экспериментирует с языком, звуком, ритмом. Он участник уже второго фестиваля поэзии, который проходит во время пленэра в Хвалынске, и сочиняет не только стихи, но и музыку, являясь и замечательным исполнителем её на гитаре. Все свои умения В. Морковин продемонстрировал на одном из августовских вечеров. Бытие, как известно, неотделимо от природных ритмов, без ритма нет и живописи. Вот и на этот раз Вячеслав показал многочисленные небольшие абстрактные рисунки, поводом к которым послужили природные формы камней, меловых отложений, изрезанных атмосферными осадками и временем. Это работы в стиле «all-over» («сплошь»), без традиционной композиции, когда заполняется вся поверхность как однородная, без верха, низа, центра. Упорядоченность существует только за счёт ритма извивающихся линий. Многие рисунки пронизаны круговым движением, как бы воспроизводя идею циклической замкнутости, круговорота, в других формообразующими элементами стали ветвистые линии, которые воспринимаются как нечто биологическое, способное распространяться как растение. В живописных минималистских работах с изображением Волги и неба над ней, ритм проявляется в характере цветных полос, в модуляции того или иного цвета, в направлении мазка.
Е. Мальцева, пожалуй, самый последовательный пленэрист, потому что, работая на натуре и обобщая её, художница не уходит по этому пути столь далеко, чтобы природные качества были полностью утрачены: в её работах есть ощущение жары или прохлады, утреннего или вечернего освещения. Цвет её многочисленных этюдов обладает максимальной интенсивностью, жаркий август изливается красным, оранжевым, жёлтым, которые не остужаются голубизной вод и небес. Для работ Мальцевой характерна калейдоскопичность цветовых сочетаний, иногда рискованных. Однако в целом активность цветовых отношений, их диссонанс, гасится объединяющим цветом имприматуры, просвечивающей между энергично положенными мазками или просвечивающей через краску. Живой мазок, различные движения кисти по холсту, сохранение физических свойств краски, её вязкости, матовости, густоты, усиливают впечатление стихийности, порой даже вздувшегося, шевелящегося, кипящего мира. Но именно натура, её дисциплинирующее влияние, не даёт Мальцевой раствориться полностью в красочной стихии. Елена Ивановна много сделала рисунков на библейские темы – это, скорее, наброски будущих живописных композиций. В прошлом году она уже делала попытку перевести на холст несколько библейских тем. Та же мощь витального выявляет себя и в них. Принципиального различия между «тем» и «этим» миром для художницы не существует. Те же переживания – восхищение красотой чувств, мира - насыщают фигуры.
Результатом недолгого пребывания Анны Леонтьевой на пленэре явился один живописный портрет, над которым она работала параллельно с мамой – Натальей Леонтьевой и несколько пейзажей, по мастерству не уступающих работам «патриархов» пленэра. У Анны за плечами довольно солидный опыт работы на пленэре, ведь она с мамой много лет приезжала в Хвалынск, не забывает его и став студенткой Суриковского института. Анна обладает редкой способностью одрагоценивать натуру, она пишет не плоть, а уплотнённый рефлекс, сгущённый свет. Широкие мазки по всему пространству заставляют поверхность мерцать. Всё изображение пронизано единым ритмом, согласованным дыханием. В центре её внимания – ясная логика построения, плотность цвета, его вибрация в тёпло-холодном диапазоне. В хвалынских пейзажах Анны встречается редкая «испанская» гамма песочных, охристых, терракотовых, коричневых тонов, передающих образ этой земли, бывшей в древние времена дном моря.
Мягкий цвет пастелей Алёны Хватовой, расплывчатое изображение, соответствует расплывчатости смысла, сноподобности образов. Есть в этих работах стремление выразить неопределённые, загадочные, мистические состояния. Всё в них на грани бытия и небытия. Главный эффект работ заключается в том, что свет пронизывает пространственную субстанцию. «Иная реальность» распознаётся Хватовой в окружающей природе, которая воспринимается ею как в себе замкнутая благородная и изысканная гармония.
В.А. Мошников обратился к своим хвалынским ранним пастелям конца 1980-х – начала 1990-х годов, пытаясь «исправить» их с точки зрения пластических проблем: просветы, наложения, касания, столкновения, взаимопроникновения форм, нерасчленённый силуэт, большая плоскостная форма и сопрягаемая с нею форма – все эти проблемы озвучивались им на нескольких вечерах перед студентами при разборе не только собственных работ, но и рисунков Павла Александровича Маскаева.
Невозможно исчерпывающе охарактеризовать творческое видение каждого из участников пленэра. Хочется подчеркнуть, что все без исключения работали с большой отдачей и, что очень важно, были настроены дружественно по отношению друг к другу.

Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"