Мы используем сookie
Во время посещения сайта «Новости Радищевского музея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.
Поддержать
музей
Версия для
слабовидящих
A A A

Шедевры В.Э. Борисова-Мусатова в музеях России и мира. «Кавказские этюды» из собрания Саратовского государственного художественного музея им. А.Н. Радищева.

Автор:  Похазникова Ирина Сергеевна

При поддержке Фонда президентских грантов и Общества друзей Радищевского музея

В собрании Радищевского музея находятся несколько «Кавказских этюдов» Виктора Борисова-Мусатова, выполненных в 1895 году. Все они поступили в музей в 1930 году из Государственной Третьяковской галереи.

В конце мая 1895 года, завершив обучение в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, Виктор Борисов-Мусатов вместе со своим другом, живописцем Владимиром Россинским отправился в путешествие по Кавказу и Крыму. Первой длительной остановкой на Кавказе стал Кисловодск, в котором художники прожили около месяца. Богатые красками, величественные виды гор необычайно впечатляли Борисова-Мусатова. Всегда очень деятельный и трудолюбивый, в Кисловодске он почти не мог работать и предавался созерцанию, впервые встретившись с природой, столь отличной от степных и речных пейзажей средней полосы России. Один из первых биографов Мусатова, искусствовед Я. Тугендхольд со слов В. Россинского приводит курьёзную ситуацию, случившуюся с художником в Кисловодске: «Мусатов почти не работал, все больше сидел и смотрел. Но однажды, вернувшись из экскурсии, Россинский, к большому для себя удивлению, застал Мусатова перед мольбертом, пишущим… березку, чахлую и наивную великорусскую березку на фоне горы… Несмотря на насмешки, «Муська» не раз еще «ходил на свидание» к своей березке»[1].

Действительно, художнику требовалось время на принятие монументальных красот Кавказа. Позже возвращаясь в письмах к первому месяцу, проведённому там, Борисов-Мусатов оценивал свое состояние как художественный кризис: «В Париже масса вещей, и не видишь самой главной, – глаза разбегаются. Я испытал то же самое чувство на Кавказе и не мог что-либо там написать. Но теперь я прекрасно вижу все его характерные детали и в то же время весь его ансамбль. Мне кажется, что сейчас я мог бы многое рассказать о Кавказе». Но покинув Кисловодск, отправившись дальше по Военно-Грузинской дороге, он вновь обратился к краскам и мольберту, и на небольших холстах стали появляться многочисленные кавказские этюды. Эти работы очень импрессионистичны, их цель – передать художественное впечатление от ярчайшего солнца, безбрежного моря и неба, сочной приморской зелени, увиденных в Боржоме, Батуме, на Казбеке.

Главный фокус одного из «Кавказских этюдов» (илл.1) – зелень на горных вершинах и слепящая яркость бирюзового неба. Детали не интересуют художника, для него важен контраст красок в их первозданной сочности и многоцветии. Потому для этого и иных кавказских этюдов живописец использовал чистые, не смешанные краски, часто положенные на холст прямо из тюбика. Не случайно замечание Борисова-Мусатова о своих кавказских впечатлениях: «Весь мир кажется мне разложенным на спектр. Любуясь им, я слепну от разнообразия красок».

В другом, одном из самых законченных этюдов этой серии (илл.2) палитра художника приобретает небывалую насыщенность, крупные мазки работы – особый ритм. Дорога, ведущая вверх, затенена кронами деревьев, но сквозь них, как в пейзажах, выполненных в предыдущие годы в Саратове, прорывается солнечный свет, ложась на траву и стены розовыми бликами. В этюде передано не только обилие красок природы Кавказа, но и его атмосфера – влажность воздуха, колыхание ветра, испарения земли.

Еще одна путевая зарисовка (илл.3) включает в себя два автономных мотива – написанный сочными цветами летний пейзаж с солнечными бликами, занимающий две трети работы, и, справа, изображение сидящего в профиль к зрителю мужчины, фигура которого намечена на не прописанной до конца части холста. На работе авторской рукой поставлена дата – 15 июля.

В этот же день Борисовым-Мусатовым был создан этюд «Турок» (илл.4), также находящийся в коллекции Радищевского музея. Насыщенные яркими цветами кавказские картины природы побуждают Борисова-Мусатова к выражению на холсте интенсивной цветности. В портрете турка она проявляется в выборе чистых спектральных красок при изображении неба и пейзажа, окружающих героя. В этом солнечном этюде, наполненном экзотическими деталями (особенностями горной среды, головным убором и национальным костюмом турка), ощутимы суровые интонации. Жесткость в выражении лица персонажа, его пристальный взгляд, ствол ружья созвучны с отдельно выписанным стволом растущего на вершине дерева и с зелеными равнинами, расположенными далеко внизу.

Живописность кавказских гор и ущелий оказалась настолько поразительной, что порой оглушала Борисова-Мусатова, заставляя сомневаться в собственном творческом даровании. Так, в одном из писем художник признается: «Если кто захочет искать золотое руно, то пусть его ищет по берегам бешеного Терека и Арагвы. Там лежит оно при каждом завороте Дарьяла, при каждом изгибе Арагвы. Там на каждой версте сказки и сны становятся действительностью, я же никогда не обладал фантазией, дающей подобное. Там, сидя на камне средь бешеных волн, я замирал в благоговейном восторге и ужасе, как древние евреи перед грозным Иеговой, и чуть было не бросил свою палитру в Терек. Мне показалось, что нечего и думать передать хотя одно такое чудное мгновение, каких тут бывает тысяча, и из которых ни одно я не видел ещё на чьём-нибудь холсте. Это убеждало меня в бессилии не дерзавших художников…». Не менее восторженными оказались впечатления Мусатова от посещения Крыма…

Несмотря на то, что фактическим итогом поездки стали около двадцати путевых этюдов (большинство из них находятся в собрании Государственной Третьяковской галереи), многие исследователи подчеркивают важность этого путешествия для становления живописной системы художника. Именно на Кавказе впервые появился один из лейтмотивных художественных приемов Борисова-Мусатова – контраст синего и белого цветов. Дорожные зарисовки живописца стали очередным этапом освоения цвета после пленэрных работ предшествующих лет, написанных в собственном саду и на волжских берегах.

#BorisovMusatov150 #БорисовМусатов150



[1] Тугендхольд, Я. Молодые годы Борисова-Мусатова // Апполон. 1915. № 9. С. 31.


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2020 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"