Электронный
каталог
Версия для
слабовидящих
A A A

Ульянов Н.П. Вторжение Пана. 1914-1915. Цикл «Выставка одной картины»

Автор:  Ступина Ангелина Сергеевна - заведующий сектором

  • Ульянов Н.П. Вторжение Пана. 1914-1915. Цикл «Выставка одной картины»
03.04.2018  —  01.06.2018

Николай Павлович Ульянов (1875-1949) вошел в историю русского искусства как многосторонне одаренный живописец, виртуозный рисовальщик, мастер театрального костюма и декораций, а также талантливый и чуткий педагог.

Уроженец провинциального Ельца, он получил художественное образование в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где его преподавателями были Н.В. Неврев, И.М. Прянишников, В.А. Серов. Он был одним из любимых учеников Валентина Серова и оставил подробные и самые теплые воспоминания о своем учителе.

Николай Ульянов оставил целую галерею портретов деятелей русской культуры первой половины XX столетия, запечатлев для потомков своих великих современников – К.С. Станиславского, А.Н. Толстого, К.Д. Бальмонта, А.П. Чехова, О.Л. Книппер-Чехову, И.С. Остроухова, В.А. Серова, М.С. Сарьяна, А.С. Голубкину. Его кисти также принадлежат изображения выдающихся представителей «золотого века» русской литературы – А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого.

Художник получил известность и как мастер театральной живописи. Долгие годы дружбы связывали его с К.С. Станиславским. Ульянов оформлял спектакли его экспериментальной студии на Поварской, а потом на протяжении многих лет деятельно сотрудничал со МХАТом и Малым театром. Он создавал костюмы и декорации к постановкам «Кармен» Ж. Бизе, «Орфей в аду» Ж. Оффенбаха, «Дни Турбиных» М.Н. Булгакова.

Многогранность таланта мастера удивляла многих. «Кто же Ульянов? – классик, кубист, внимательный психолог, мрачный фантазер или примирительный идиллик? … – писали исследователи, – Ульянов не хочет ограничивать себя ни излюбленной техникой, ни раз навсегда выбранным стилем искусства. Широту, которую многие сочтут для скаредных наших дней непозволительной расточительностью, – во всяком случае, он счел обязанностью живописца».

В 1907-1912 годах художник совершил несколько зарубежных поездок, посетив Францию, Англию, Германию. Особое сильное впечатление оказала на него Италия. Свое восхищение красотами южной природы художник изложил на страницах мемуаров. Часть его воспоминаний, посвященных итальянскому вояжу, называется «Зовы античности». «Повсюду, в любом итальянском местечке, – вспоминал он, – … можно уловить присутствие особого рода тишины, чувствуемой только в этой стране. Купы … пиний чудовищны по форме. Это уже не деревья, а поднявшиеся к небу и застывшие там гигантские черно-зеленые дельфины. Невольно вздрагиваешь от этого зрелища: чувство суеверного страха овладевает при каждом шорохе травы, при звуке упавшей ветки. Появление человеческой фигуры … может живо настроить на видение того, чье присутствие так дивно в этом зловещем молчании».

Путешествие по древним городам Италии подтолкнуло художника к созданию цикла произведений, посвященных героям древних мифов и легенд. В середине 1910-х годов Ульянов пишет работы «Нарцисс и Эхо», «Дионис и Ариадна», «Цитера», «Панический ужас», «Венера и Адонис». В этом же ряду стоит картина «Вторжение Пана» из собрания Радищевского музея.

Источником вдохновения для художника послужило произведение древнеримского поэта Публия Овидия Назона «Метаморфозы». Основой сюжета картины стал эпизод поэмы, где рассказывается, как нимфу Сирингу, которую многие часто путали с богиней Дианой, преследует влюбленный в нее Пан.

Раз возвращалась Сиринга с Ликея;

И увидал ее Пан <…>

<…> Отвергнув мольбы, убегала Сиринга,

<…> А когда ее бег прегражден был водою,

Образ ее изменить сестриц водяных попросила.

Сестры, пожалев девушку, обратили ее в стебель тростника, из которого Пан сделал себе свирель.

Пану казалось уже, что держит в объятьях Сирингу, -

Но не девический стан, а болотный тростник обнимал он; <…>

Так повелось с той поры, что тростинки неровные, воском

Слеплены между собой, сохраняют той девушки имя.

Для своей работы художник выбрал момент, когда волшебное превращение еще не свершилось, но вот-вот должно произойти. В центре – легендарная река Ладон, в которую бросилась спасающаяся от Пана Сиринга. Расположенная слева фигура самого Пана почти неразличима на общем пестром фоне, она как бы слита с окружающим миром. Главный виновник суматохи пока еще не обозначил себя: он как бы затаился в ожидании. Однако первозданная тишина и величие природы уже нарушены быстрым темпом погони. Поднимаются в воздух потревоженные птицы, легкой стаей из чащи вылетают вспугнутые олени.

Сказочное и таинственное настроение сообщает этой работе условная трактовка сюжета древнего мифа. Содержание ее открывается зрителю не сразу. Постепенно в ритмичном чередовании форм глаз выделяет абрисы фигур, и калейдоскопичное панно складывается в ясную композицию.

Кроны деревьев и кустарников, кущи густых лесных зарослей обозначены плотными массами серовато голубых и землисто-коричневых оттенков. Дремучий девственный лес передан сложной мозаикой цветовых пятен, фигуры героев и животных обозначены легким касанием кисти. Пластическое и цветовое решение, отсутствие пространственной глубины и декоративное звучание цвета делают картину похожей на театральный занавес или старинный гобелен. «Музыкальное состояние абсолютной и напряженной тишины», – так охарактеризовал эту работу один из критиков.

«Ульянов нашел где-то … особенно звучащие краски, слегка погашенные и оттого особенно мелодические, – писал в 1920-х годах искусствовед П.П. Муратов, – … Вся природа полна волшебным движением извечно совершающимся на наших глазах «Метаморфоз». Ульянов без всякого усилия нашел ту связь фигуры и пейзажа, которую чувствовали старые мастера и почти перестало чувствовать наше время».

Известно, что существовала еще одна, более ранняя графическая версия картины «Вторжение Пана» с небольшими отличиями в композиционном решении. Некогда она принадлежала Д.Д. Плетневу, известному врачу-терапевту и коллекционеру живописи, лечившему учителя Н.П. Ульянова, великого В.А. Серова. В настоящее время определить ее местонахождение затруднительно, поскольку в 1940-е годы доктор Плетнев был репрессирован. Что же касается живописного варианта, то он поступил в Радищевский музей в 1919 году от Народного комиссариата просвещения, а прежняя история его бытования покрыта завесой тайны, которую еще предстоит открыть исследователям. 


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2018 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"