A A A

Зеленый скрипач против Черного квадрата. Комментарии искусствоведа к фильму Александра Митты «Шагал-Малевич»

    

В нашем кинематографе не так много фильмов об известных художниках. Гораздо чаще героями сериалов и полнометражных кинолент становятся литераторы. Интерес кинематографистов к личностям писателей вполне понятен: их творчество со школьной скамьи знакомо широкому кругу зрителей (предмет «Мировая художественная культура» в число обязательных, к сожалению, не входит), а «классические» конфликты в жизни того или иного автора – взаимоотношения с властью, с братьями по перу, поэт и толпа – залог хорошего сценария.

Конечно, в творчестве отечественных режиссеров есть замечательные примеры интерпретаций произведений изобразительного искусства: Брейгеля и Рембрандта – в «Зеркале» и «Солярисе» Андрея Тарковского, да Винчи и Брюллова – в фильме «Сто дней после детства» Сергея Соловьева. Однако биографии русских художников крайне редко получают экранное воплощение. Картина Александра Митты «Шагал-Малевич» (2013) посвящена сразу двум мастерам-новаторам XX века. Действие разворачивается в Витебске первых послереволюционных лет. Казимир Малевич, будучи преподавателем основанного Марком Шагалом художественного училища, «заражает» студентов идеями беспредметного творчества.

Особенности киноязыка позволяют режиссеру показать фантазии Шагала и строгие конструкции Малевича в движении, освободив их из «плена» рамы. Созданные прославленными живописцами образы и формы живут среди героев фильма. Собственно, это история именно об искусстве, которое пережило эпоху, его породившую. Поэтому персонажи Митты весьма условны, хотя и имеют прототипов.

В реальности Марк Шагал почти все время пребывания в Витебске с 1918 по 1920 год отдавал административной работе. Его стараниями было открыто Витебское народное художественное училище; он обеспечивал ученикам заказы, доставал необходимые материалы. Разумеется, витающий в облаках мечтатель, выведенный в фильме, с такой работой вряд ли справился бы. Кино-Шагал – источник радости и всегда освещен в кадре. Широко улыбаясь, он учит студентов создавать искусство, наполненное добром и красотой. Открытая искренняя улыбка – главная отличительная особенность художника в исполнении Леонида Бичевина. Анатолий Белый, сыгравший Казимира Малевича, акцентирует внимание зрителей на глазах своего героя – он будто видит перед собой мир геометрических форм и чистого цвета (по меткому выражению рецензента, «каждый зрачок как черный квадрат» (1)). Такая трактовка образов двух художников уводит фильм в сторону от традиционного байопика в область фольклорных жанров. Картина Митты напоминает сказку о добром волшебнике. Неслучайно ее рабочее название – «Миракль (2) о Шагале».

Волшебник творит свою магию – искусство. Полотна Марка Шагала – полноценные герои фильма. Они сопровождают художника, переезжая с ним из Парижа в Витебск, из Витебска в Петроград и обратно. Мы видим их на стенах мастерских, на плакатах, выполненных к первой годовщине революции, и в воображаемой галерее мастера. Художники, работавшие над фильмом, изготовили копии самых известных картин Шагала 1910-х годов. Это «Рождение» (3), «Я и деревня», «Париж из окна», «Над городом», «День рождения», «Свадьба» и многие другие.

Такой прием сродни экфрасису – описанию произведения изобразительного искусства в литературном тексте. Картина, которую мы видим в кадре, расширяет художественный контекст фильма. Это, скажем так, самый простой способ ввести зрителя в образный мир Марка Шагала, познакомить с его персонажами, передать особенности восприятия им пространства, времени, цвета.

Благодаря киноэкфрасису завороженный собственной игрой скрипач, петушок, наблюдающий за работой художника, розовая лошадь во дворе и яркая радуга в небе воспринимаются как добрые друзья мастера. Актриса, играющая роль Беллы, чудесно преображается, надев платье с сахарно-белыми воротничком и манжетами – точь-в-точь как на знаменитом портрете кисти Шагала. И, конечно, неповторим Витебск. Именно глазами художника мы видим город. На экране то и дело борются теплое розовое свечение и густая синева. И контрасты эти не объясняются особенностями освещения.

Колорит картин Шагала эмоционально выразителен. Тем же путем идут авторы фильма: визуальное решение каждого кадра (а фильм для современного русского кинематографа необычайно яркий) создает необходимую режиссеру атмосферу. Так, в сцене свадьбы жених и невеста сияют – в прямом смысле слова. На прогулке в поле Шагала и его учеников окружают золотые колосья и лазурная вода. В другом эпизоде после расстрела местного ребе на поле мгновенно опускаются сине-серые сумерки, поглощая золото и лазурь.

На этом фоне совершенно нормальными выглядят художник, у которого неожиданно переворачивается голова, или воспарившая в небо декорация в виде красного корабля и летящий вслед за ней трубач. Перевертыши и полеты героев Шагала призваны передать ощущения, мысли и воспоминания человека в потоке жизни. Нарушая законы пространства и времени, художник уводит нас от привычной реальности, показывая не материальные, но духовные проявления мира. Перевернутая голова в фильме – символ смятения, овладевшего человеком переломной эпохи, летающий революционный корабль – веры в возможность построить прекрасный новый мир.

Завораживает парение влюбленных в витебском небе – кинематографический вариант знаменитого полотна «Над городом» из собрания Третьяковской галереи. Авторы фильма, упрощая метафизический смысл произведения Шагала, разрабатывают лирическую составляющую образа. Марк и Белла взлетают, подхваченные вихрем осенних листьев; в полете они улыбаются и спокойно беседуют, будто и не отрывались от земли. Этой сцене предшествует символическое соединение лиц художника и его музы: герои смотрят друг на друга через оконное стекло, и к лицу Шагала «прикасается» отражение Беллы. Вспоминаются работы мастера, где любящие превращаются в единое целое, например, литография «Давид и Вирсавия».

Это не единственная в фильме вариация на тему живописных произведений Марка Шагала. В начале довольно точно воссоздана картина «Рождение» – вплоть до узора балдахина кровати, на которой лежит мать будущего художника. Такая детальность привела к тому, что сцена получилась излишне натуралистичной и готовит зрителя скорее к биографической драме, чем к красочной киносказке. Отметим, что наиболее удачны эпизоды, интерпретирующие шагаловское искусство, а не копирующие его. Так, после расстрела крестьянки, укрывающей от чекистов зерно, ее старый дом медленно синеет, словно умирает. Синий дом на одноименной картине Шагала стоит на отшибе, ветхий и опустевший. Таким образом, в фильме рассказана его история – одна из возможных.

Интересно, что Александр Митта делает акцент на светлых, романтических картинах Марка Шагала. И в 1910-е годы, и позднее мастер отзывался на трагические события эпохи. Это, к примеру, написанные в начале Первой мировой войны «Раненый солдат» и «Война», знаменитое «Белое распятие», созданное под впечатлением от Хрустальной ночи в Германии. Избирательность режиссера в выборе цитируемых картин соответствует образу художника, пребывающего в мире собственных грез и будто не замечающего реальности.

Именно поэтому образ Левы, его ученика, имеет важнейшее значение для фильма. Мальчик восхищается своим учителем, мечтает создать искусство, наполненное любовью к миру. Столкнувшись с ужасами революционного времени, он «выплескивает» свои боль и злость на холст и пугает жуткими образами сокурсников. На его картинах и рисунках рожденные революцией и войнами чудовища окружают людей, разрывают их на куски. Творческий процесс становится для юного художника му́кой. Лева – это одна из ипостасей Марка Шагала.

С появлением нового героя – Казимира Малевича – меняется стилистика фильма. Основатель супрематизма увлечен идеей беспредметного искусства. Освобожденные им плоскости прорезают пространство учебного класса, а потом и всего города. В одной из сцен показан «обстрел» Витебска супрематическими формами. Они теснят наивных героев Шагала, постепенно стены училища завешиваются композициями Малевича.

В фильме хорошо показано, что триумф супрематизма связан с настроениями в обществе, особенно – среди молодежи. Воодушевленные возможностью стать строителями новой – справедливой – жизни юноши и девушки открывают для себя красоту динамичных форм и чистого цвета. Зачастую воодушевлял их пафос новаторства и борьбы с вековыми устоями, а не теоретическая сторона нового течения; замечателен эпизод, когда студент – неофит супрематизма – спрашивает своего кумира, где в эскизе верх, а где низ. Особенно эффектны сцены «практического применения» изобретенного Казимиром Малевичем искусства. В одной из них мастер с учениками оформляет трамвай в духе супрематизма, тем самым оживляя машину, подобно тому, как герой фильма Александра Митты «Гори, гори, моя звезда» (1970) – деревенский художник в исполнении Олега Ефремова – раскрашивал плоды засохшей яблони. Он воскрешал погибшее дерево и нес красоту в измученный войнами мир.

Витебские последователи Казимира Малевича стремились сблизить искусство и повседневность, воплотить свои фантастические идеи в мире вещей. Группа супрематистов активно включилась в процесс украшения города к праздникам, расписывая общественные заведения и трамваи, делая вывески. Знаменитый плакат Эль Лисицкого «Клином красным бей белых!» действительно был создан в Витебске в 1920 году, когда художник преподавал в основанном Марком Шагалом училище. В фильме Лев Троцкий приказывает остановить поезд, чтобы лучше рассмотреть гигантское полотно, провожающее солдат на фронт, и объявляет благодарность руководству города. Авангардное искусство совсем скоро попадет под запрет, но в первые послереволюционные годы оно было востребовано молодым государством благодаря таким качествам, как монументальность, лаконичность и символичность.

Правда и то, что Марк Шагал покинул Витебск летом 1920 года (как оказалось, навсегда), спустя несколько месяцев после приезда в город Казимира Малевича. Исследователи отмечают, что отъезд основателя Витебского художественного училища едва ли был обусловлен конфликтом со знаменитым супрематистом (4). Попытка отказаться от должности директора и уехать была предпринята Шагалом еще до приезда Малевича. Причиной такого решения могли стать не только административные трудности, но и его желание сосредоточиться на собственном творчестве.

В фильме Шагал «проиграл» как лидер, способный повести за собой молодежь, и признал свое поражение. Режиссеру важно показать, что противостояния между Шагалом и Малевичем не было. Была борьба не личностей, а художественных систем, каждая из которых имеет право на существование. Шагал разрывает направленное против супрематистов письмо одного из сотрудников училища: «Художник тогда художник, когда у него есть свой мир, свой взгляд на мир. Спорьте с ним. Но это называется донос». А арестованный Малевич, считающий себя пророком супрематизма и презирающий фигуративное искусство, все же не дает показаний против Шагала. (Интересно, что в Витебском училище наряду со столь не похожими друг на друга мастерами-новаторами преподавал и художник-реалист Юдель Пэн, первый учитель Марка Шагала.)

Утопически-сказочный финал фильма более чем уместен: Шагал и его любимые герои воспарили в небеса, а Малевич остался «председателем пространства» на земле. Двум великим художникам нечего делить, потому что в мире искусства места хватит всем. К сожалению, судьба этого чудного мира не всегда находится в руках самих мастеров. Положение русского авангарда в эпоху «великого перелома» – яркий тому пример. «В непонятном таится зло» – эти слова, сказанные в общем-то положительным персонажем, объясняют тот почти суеверный страх перед новым и самобытным, примеры которого мы без труда обнаруживаем и в сегодняшнем обществе.

Непонятым и непринятым оказывался и молчаливый художник, герой Олега Ефремова. Сам режиссер назвал его «метафорическим Шагалом». Спустя 40 лет после выхода трагикомедии «Гори, гори, моя звезда» Александр Митта снял фильм о реальном Марке Шагале и внес в современный русский кинематограф столь необходимую наивность взгляда, позволяющую не думать о кассовых сборах и ведущих тенденциях, а просто рассказывать интересную историю, восхищаться красотой и верить в созидательную силу искусства.


1) Маслова Л. Портрет художника в Витебске. «Шагал-Малевич» Александра Митты // http://www.kommersant.ru/doc/2445006

2) Миракль [франц. miracle — «чудо»] — в более широком значении слова всякая (стихотворная или прозаическая) разработка легендарного сюжета, центральным эпизодом которого является «чудо», в частности «чудо богородицы» (miracle de Notre Dame).

3) В статье упоминаются следующие произведения Марка Шагала:

Рождение. 1910. Кунстхаус, Цюрих

Я и деревня. 1911. Нью-Йоркский музей современного искусства

Париж из окна. 1913. Государственный музей современного искусства, Париж

Над городом. 1914-1918. Государственная Третьяковская галерея

День рождения. 1915. Нью-Йоркский музей современного искусства

Свадьба. 1918. Государственная Третьяковская галерея

Давид и Вирсавия. Литография. 1956

Синий дом. 1917. Музей изящных искусств, Льеж, Франция

Раненый солдат. 1914. СГХМ имени А.Н. Радищева

Война. 1915. Краснодарский краевой художественный музей имени Ф.А. Коваленко

Белое распятие. 1938. Институт искусств, Чикаго

4) См.: Шатских А. Последние витебские годы Марка Шагала // http://www.chagal-vitebsk.com/node/172


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"