A A A

Семейные иконы А.П. Боголюбова. Цикл «Искусствовед рассказывает»

Автор:  Якунина Наталья Васильевна - главный хранитель

Все материалы рубрики

«Искусствовед рассказывает...»

В музее хранятся две семейные иконы А. П. Боголюбова "Богоматерь Всех скорбящих Радость" и "Никола". Эти иконы представляют для нас особенный интерес так, как они принадлежали его семье и связаны с конкретными моментами жизни художника.

Традиционно, семейные иконы оставались в доме. Они участвовали во всех значительных событиях семьи: к ним прикладывали новорожденных, благословляли на брак, в дорогу, родители давали свое последнее благословение. В русской традиции бытовала даже особая иконография семейных икон. Они разделялись на собственно семейные, когда на иконе изображался соименный святой или покровитель семьи, и родовые, которыми старшие благословляли младших членов семьи в самых важных случаях жизни. Такие иконы, передаваясь из поколения в поколение, всегда хранились в семье, и относились к ним особенно бережно. Именно поэтому, иконы принадлежавшие семье А. П. Боголюбова вызывают такой пристальный интерес.

Все иконы, поступившие от А. П. Боголюбова, за малым исключением, принадлежат XIX веку, времени, когда религиозность людей была органичной в их жизни, христианские заповеди служили мерилом во всех делах и решениях. Иконы можно было встретить на домах, въездных воротах, во всех присутственных местах - базарных площадях, солдатских казармах, на гражданских и военных судах. Дом русского человека XIX века был его домашней церковью, освященной иконами. Так было и в царских дворцах, и в дворянских усадьбах, и в крестьянских избах. В доме Боголюбовых, как и в большинстве дворянских семей, вероятно, существовала своя "божница". Это специальная комната, называемая еще "образница" или "крестовая", в которой находилось больше икон, чем в других. Сюда собирались для молитвы все домочадцы: члены семьи и прислуга. Хозяин, как глава семьи читал вслух утренние молитвы. Зажигали лампады и свечи. Для А. П. Боголюбова, как и для любого русского человека того времени, иконы были неизменной потребностью, они органично вписывались в ритм его трудовой жизни и повседневных забот.

Такая востребованность икон, вызывала к жизни появление большого количества иконописных мастерских. Иконописание в XIX веке очень разнообразно. Свою продукцию выпускают крупные московские и петербургские мастерские, увеличивается число мелких сельских мастерских. Меняется техника и стиль, применяются новые материалы. Вместо темперы используют масляные краски или смешанную темперно-масляную технику. Постепенно преобладающим в работе как монастырских, так и частных мастерских становится академическое письмо. Последнее обеспечивалось специальной подготовкой иконописцев в Академии художеств и огромным влиянием на них творчества крупных живописцев, писавших академические произведения на религиозные сюжеты или занимавшихся росписью церквей. Широко известны работы К.П. Брюллова, В.М. Васнецова, В.И. Сурикова. В нашем музее хранится икона "Спас Нерукотворный", поступившая в 1897 году по завещанию А.П. Боголюбова. Икона, могла быть написана А.Г. Венециановым, о чем свидетельствует надпись на лицевой стороне "А.Г. Венецианов благословляет А.М. Ксиландр при вступлении в супружество 1842 г. ноября 13." Обращался к иконописи и А. П. Боголюбов. Будучи еще молодым морским офицером и "имея страсть к художеству", начал подрабатывать в лавке картинного торговца, делая царские портреты или иконы. Позже, став уже профессиональным живописцем, он по просьбе русского посольства в Париже, украсил своей работой Парижский храм двумя фресками. Это "Хождение по водам Христа" и "Проповедь Христа с лодки".

Поступления от А. П. Боголюбова можно разделить на несколько этапов. 1885 год - произведения, переданные самим А.П. Боголюбовым. Этот вклад самый многочисленный и насчитывает 25 наименований. К открытию музея им были подарены четыре иконы: Образ Преподобного Сергия, древний образ Святого Николая и два креста-распятия. Остальные вещи были переданы уже после открытия музея, в течение 1885 года. Это деревянные, костяные, меднолитые, серебряные кресты - распятия, складни, оклады к иконам, ризы. Следует отметить, что это были вещи, принадлежащие как православной, так и католической церкви. Особого внимания среди них заслуживает икона "Образ Св. Николая, древний". В графе "пояснения" запись, датированная 1925 годом: при проверке не найдено. Вероятно, к этому времени уже была расшифрована надпись на верхнем поле иконы "Святой Афанасий Архиепископ Александрийский". Эту икону можно отнести к числу наиболее редких, так, как к образу Афанасия Великого не часто обращались иконописцы. По народному преданию, Св. Афанасию Александрийскому молились, чтобы больной, которому нет надежды на выздоровление, скорее скончался. Такую молитву сам Афанасий возносил каждый раз, когда по своей прозорливости предвидел для больного не выздоровление, а смерть. Долгое время считалось, что икона принадлежит семье А. П. Боголюбова. В семье Радищевых - Боголюбовых дважды упоминается имя Афанасий. Афанасием Прокофьевичем звали деда А. Н. Радищева и Афанасием Александровичем - дядю А. П. Боголюбова (брата его матери). Предполагалось, что икона могла храниться в доме, как соименная им. Однако, на обороте иконы есть надпись "Саратовскому музею имени Радищева от Ю. Ф. Дюлу". Вероятно, А. П. Боголюбов выступал в этом случае только посредником, передавшим ее иконы в музей. Хотя, нельзя полностью исключать версию о том, что он сознательно отобрал у Ю. Ф. Дюлу, среди прочих, именно эту икону, желая, чтобы она хранилась в музее как соименная старейшему представителю рода Радищевых.

Так же в этом поступлении обращает на себя внимание образ Преподобного Сергия. Вернувшись из путешествия в 1863 году, А.П. Боголюбов вместе с Наследником посетил Троице-Сергиеву лавру. "Здесь душа русского человека могла порадоваться хоть за то, что чувствовалось всякое отсутствие итальянского пошиба, столь замерзившего наши церкви…Одаривали всех. На мою долю попал образок Преподобного Сергия. Вот он у меня уже 30 лет". Вероятнее всего, именно эта икона и числилась в старом инвентаре. Однако в графе "пояснения" запись: по акту передачи музея 14.07.1922 года не числить. Имея в виду историю с иконой "Афанасий Александрийский", можно предположить, что икона все еще хранится в музее с неизвестным (утерянным) источником поступления или с другим названием.

Второе поступление - 1897 год, это католические деревянные скульптуры, западноевропейские вышивки, позолоченный барельеф, бронзовый четырехстворчатый складень, иконы, переданные в музей согласно его завещанию, высланные из Парижа после его смерти его душеприказчиком Н.Н. Гриценко. Именно по завещанию пришли две иконы, принадлежавшие семье А. П. Боголюбова, о чем свидетельствуют надписи на их оборотах.

Икона "Богоматерь Всех скорбящих Радость" принадлежала еще его отцу Петру Гавриловичу Боголюбову, умирая, он благословляет ею своего сына Алексея. На обороте иконы надпись черной тушью в две строки: "Алексея Боголюбова благословил умирающий родитель в 1830 г. Уюля 9го дня"

Алексею Боголюбову тогда было шесть лет. Он хранил икону всю свою жизнь, она приходит в музей только после его смерти, по завещанию. И вот уже более ста лет музей бережно хранит эту семейную реликвию. В 1994 году икона прошла полную реставрацию художником - реставратором высшей категории ВХНРЦ им. ак. И.Э. Грабаря О.А. Пригородовой. Оборотная надпись на иконе не только определяет время создания ее первой четвертью XIX века, но и уточняет дату смерти Петра Гавриловича Боголюбова. В "Летописи" дата его смерти значится 8 июля 1830 года. Согласно надписи на обороте иконы эта дата передвигается на один день позже.

Икона "Богоматерь Всех скорбящих Радость" одна из самых почитаемых русской православной церковью. Ее иконография известна в русской иконописи с 80-х годов XVII века. Она сложилась под очевидным влиянием нескольких широко распространенных в католическом мире типов изображения Девы Марии и существует в нескольких различающихся друг от друга вариантах. Общая, характерная их черта - непременное изображение страждущих, обращающих свои молитвы к Богоматери. (Исключение составляет Петербургская чудотворная икона, на которой их нет.) Прославился этот образ в 1687 году, когда от него исцелилась от незаживающей раны в боку сестра патриарха Иоакима Евфимия.

В центре изображена Богоматерь в рост с младенцем на левой руке, оба увенчаны коронами. Особенностью нашей иконы является отсутствие обычно окружающего их сияния (мандорлы) - детали восходящей к западным образцам. В правой руке Богоматери белый свиток вместо чаще встречающегося скипетра. По сторонам изображены утешаемые ангелами страждущие - старцы, нагие, больные. Еще одна отличительная деталь - изображение в правом верхнем углу корабля с белым парусом. Наверное, для А.П. Боголюбова это особенно символично, так как с морем связаны многие годы его жизни. Маленький кораблик на родительской иконке словно благословляет его любовь к морю, предворяя вначале карьеру морского офицера, а затем художника - мариниста. В 1832 году он поступает в Александровский Царскосельский малолетний корпус в Морскую четвертую роту. Провожая его в дорогу, мать благословила его еще одним образком. Эта традиция имеет глубокие корни. Отправляясь в путь, младшие члены семей непременно получали благословение старших и брали с собой маленькую путевую иконку. А. П. Боголюбов вспоминает в своих "Записках": "Она благословила меня образком, который впоследствии у меня украли в Сулине". Это произошло в 1856 году, во время его путешествия по Ближнему Востоку. Чаще всего на таких иконках могли быть изображены Спас, Богоматерь, Ангел - Хранитель, разные святые, очень часто встречался Николай Чудотворец, который всегда считался покровителем всех путешествующих. Святой Николай, Мирликийский Чудотворец, Никола, как называют его на Руси, один из любимейших русских святых. Иконы, посвященные Богоматери и Николе - главным заступникам и просителям за простого человека перед Богом всегда были наиболее распространенными на Руси. Недаром в старину говорили "Нет икон, как Никол". Можно предположить, что на материнской иконе был изображен именно Никола, так, как он особенно почитался у русских моряков. Икона Николая Угодника была необходимой принадлежностью каждого судна: она всегда висела в носовой части, в случае опасности, ее выносили на палубу и молились об избавлении от кораблекрушения и бури. По всей России были сотни храмов, посвященных Николаю Чудотворцу, многие из них в народе назывались "Никола - мокрый", "Никола - морской". Выбрав карьеру морского офицера, А. П. Боголюбов приобрел сильного покровителя в лице "святого лоцмана". Об особенной близости А. П. Боголюбову этого образа, свидетельствует и другой интересный факт из его биографии. А. П. Боголюбов вспоминает в "Записках", что в неполные семнадцать лет, когда "Кровь кипела ключом, а денег было не ахти много", он подрабатывал в лавке купца Кузина, где шли в ход Николы Угодники и Николаи Павловичи. "К новому 1843 году я снялся с мели,…не брезгуя и Угодником Николаем, постоянно меня выручавшим". Вторая семейная икона, хранящаяся в музее - "Никола", ее получил как благословение от умирающей матери уже его сын Николай. " В сентябре месяце мне Бог дал сына Николая, что еще более ослабило ее натуру, и в ночь с 16-го на 17-е марта 1865 года она отошла в вечность", вспоминает А.П. Боголюбов. На обороте иконы надпись черной тушью(?) в десять строк: Образ Св. Николая Чудотворца, который мать твоя Надежда, умирая, держала в руках и несчастный отец призывал на тебя дитя ее последнюю молитву(?) и благословение. Николаю Алексеевичу Боголюбову Отец. 17 марта 1865 года 3:20 минут утра

Сын А.П. Боголюбова умер 15 июня 1865 года. С тех пор икона хранилась им как память о любимой жене и сыне. Позднее, как PS в нижней части иконы сделана им же приписка - завещание для Радищевского музея. Приписка сделана - фиолетовой тушью в три строки: "С.Р. Музей. Прошу попечителя и желаю, чтобы во всех залах были иконы А. Боголюбова"

С таким напутствием передал он икону в музей. В 1994 году она также прошла полную реставрацию художником - реставратором высшей категории ВХНРЦ им. академика И.Э. Грабаря Пригородовой О.А. Никола представлен фронтально, по пояс, правой рукой благословляет, на левой, покрытой фелонью - закрытое Евангелие. Особенность иконографии нашей иконы - отсутствие на фоне Христа и Богоматери, вручающих Николе символы архиерейского достоинства - Евангелие и омофор. На нижнем поле иконы надпись в две строки: " Подобие и мера с чудотворного образа Ст. Николы Чу (дотворца) что Обабаевской Пустыни". Бабаевская пустынь или монастырь располагался на стрелке Волги и левого берега реки Солоницы в 40 км. от Ярославля. Монастырь известен уже в 1621 году. Путешествуя в 1863 году по России в свите наследника Цесаревича Николая Александровича, А.П. Боголюбов посетил эти места. Вот что он об этом пишет: "Распростившись с Рыбинском, поплыли мы в Ярославль, а на пути останавливались в Бабаевском монастыре, или, как говорят в простонародье, на Бабайках". Бабайки - это весла из бревен, которыми управлялись плоты при сплаве. У устья Солоницы они уже были не нужны и их тут бросали. По преданию, однажды на одной из таких бабаек по реке Волге приплыла икона Святого Николая Чудотворца и остановилась при самом устье Солоницы. Образ пристал к берегу. Благочестивые люди, обревши икону, взяли ее и поставили в лесу в часовне. Многие начали стекаться на поклонение образу, от которого совершались чудеса. Предание говорит, что на место это пришел один инок из Сергиевой обители, Иоанн, который устроил из бабаек храм, а затем принялся и за создание целого монастыря. Отсюда и получила обитель начало и свое странное название. Монастырь неоднократно подвергался нападениям грабителей, был опустошаем пожарами, но постоянно возобновляем. Особенного расцвета монастырь достиг в XIX веке. Главную святыню его составляли три чудотворные иконы: Николы, Богоматери Иверской и Богоматери Казанской.

Возможно, именно там А.П. Боголюбов и приобретает или получает в дар икону Николы. Можно предположить, что, вернувшись из путешествия, он подарил ее своей жене, Надежде Павловне, а через два года передал маленькому сыну, с ее благословением.

Обе эти иконы, наверное, не попали бы в музей, если бы жена и сын А.П. Боголюбова были живы. Да и сам музей вряд ли был бы организован. А.П. Боголюбов подтверждает это в "Записках": "…не умри у меня жена и сын, я никогда не был бы в праве отдать все мое имущество Саратову в угоду своего самолюбия и человеческой гордости оставить по себе память, возвышая втоптанное в грязь имя моего деда". Иконы должны были храниться в доме как семейные реликвии. Издавна велось, что они поддерживали в доме нравственный порядок, который всегда боялись нарушить в виду таких свидетелей. Семейный уклад основывался на традиции, на духовном опыте предков. Однако, судьба распорядилась иначе. "Когда я стал уже со средствами, то начал собирать тоже картины и редкости и, наконец, когда у меня не стало ни жены, ни ребенка, то постоянно думал и додумался до Саратовского Радищевского музея, где…теперь стоит храм со всем моим добром…". Музей стал приемником всего наследия А.П. Боголюбова, включая и его семейные иконы. Более ста лет хранятся они в стенах музея…


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"