A A A

Художник Киммерии. К 70 летию со дня кончины русского художника, представителя символизма К.Ф.Богаевского

Автор: 
Ярославкина Юлия Викторовна, председатель Совета "Общество друзей Радищевского музея"

В Радищевском музее на выставке «Море, солнце, Крым» у каждого посетителя свои впечатления и эмоции от полотен, представленных Ярославским художественным музеем. Не остались безучастными партнеры и друзья Радищевского музея - саратовские журналисты. Один из них – Валерий Михайлович Ганский – дипломант международного конкурса Национальной премии "Золотое Перо Руси"(2006 год) за бережное отношение к истории Руси и историческую достоверность, Победитель и лауреат Международного Фестиваля-конкурса литературы и искусства "Русский Stil" 2009-2012годы, Германия., дипломант премии Артема Боровика 2012 года. В. Ганский предложил свою публикацию о творчестве русского художника Богаевского Константина Федоровича (1872–1943).

***


В. М. Ганский: "Излюбленная тема художника К.Ф.Богаевского героико-романтические композиции – суровая и величественная природа восточного побережья Крыма.

Первая выставка с участием работ художника была открыта в Саратове еще в 1911 году. Из «Хроники художественной жизни Саратова»: «29 декабря 1911 года открыта выставка членов МТХ (московского товарищества художников) и саратовских художников. Более ста работ: картины, скульптура, архитектурные проекты, резьба по дереву, графика. Участники – К. Ф. Богаевский, В. Э. Борисов-Мусатов и другие». Вот тогда саратовцы узнали творчество выдающегося русского художника, певца древней Киммерии, восточной области Крыма:

Наносы рек на сажень глубины
Насыщены камнями черепками,
Могильниками, пеплом, костяками…
(«Дом поэта» М. Волошин)

1903 год. Исторический музей. Выставка картин МТХ: Борисов Мусатов, П. Кончаловский, М. Сабашникова, ученица Репина. « Краски К. Ф. Богаевского звенели, как голоса различных металлов. И когда они сияли вам навстречу, вы могли поверить, что художник каждое утро на восходе солнца просыпается, побуждаемый звуками труб. Скорбный, утонченный и замкнутый Богаевский, создавший исторический портрет Киммерии». Маргарита Сабашникова, художник и поэт, жена М. Волошина:

«Феодосия – красивый старый город, город развитых культурных и художественных традиций. Из друзей Макса художник Богаевский – такой серьезный человек большой душевной чистоты. Странствия по феодосийским окрестностям – для него род крестного пути. Весь он в постоянном поиске. Духовность пейзажа – вот что волнует его. И живопись его космична и священнодейственна».

Софья Дымшиц - Толстая, художница, жена Алексея Толстого:

«В Феодосии посетили композитора Ребикова В.И. (1866-1920) и художника пейзажиста Богаевского. С обоими Алексей Николаевич вел обстоятельные беседы об искусстве. Он любил слушать, как Богаевский тихим голосом, запинаясь от скромности, комментировал свои пейзажи».

Феодосия в переводе с греческого языка – «Богом данная». Город, которому минуло 25 веков, который подарил миру И.К. Айвазовского. В его доме мальчиком Богаевский впитывал мастерство русского маринистического пейзажа. В Петербургской Академии художеств его учителем был Архип Иванович Куинджи. После окончания Академии студенты всей мастерской на средства Куинджи отправились в путешествие по Франции и Германии, изучая творчество выдающихся европейских художников. Богаевский писал маслом, акварелью, карандашом, тушью, увлекся литографией. Художник пережил три войны, изменение государственного строя. «Я родился и всю свою жизнь провел в Феодосии, древнем городе, в тени аркад, среди пустынных и выжженных холмов. И такого же пустынного моря».

В 1910 году вышел сборник стихов М. А. Волошина «Годы странствий. Звезда – Полынь. Алтари в пустыне» с иллюстрациями Богаевского на тему древней Киммерии.

… И где бы ни скитались мы,
Но сердцу безысходно близки
Феодосийские холмы…

В Феодосии существовал литературно-артистический кружок («ФЛАК»), в который входили и Богаевский, и пейзажист-импрессионист Мильман, проживавший в Париже, и феодосиец Мазес (Моисей Гурвич), расписавший подвал «ФЛАКа» персидскими миниатюрами. В какой-то мере это несколько условные, с графической четкостью выписанные пейзажи, в которых «камни дышат и облака поют» сродни полуфантастическим пейзажам Богаевского, чьи работы уже давно нашли место в залах Третьяковской галереи. Во «ФЛАКе» выступал скрипач Борис Осипович Сибора, игравший когда-то самому Льву Толстому в Ясной Поляне.

Особая дружба связывала К. Ф. Богаевского с его земляком, поэтом и художником Максимилианом Волошиным, жившим в Коктебеле. Викентий Вересаев считал, что Волошин в живописи подражает своему феодосийскому другу, а художник Александр Бенуа видел в работах Волошина, кое-что, навеянное Богаевским. В доме Макса, как величали Волошина его близкие, собирался весь цвет русской культуры. Там были поэты: Андрей Белый и Осип Мандельштам, Валерий Брюсов, Евгения Полонская, писатели: Гроссман, Соболь, Шервинский, артисты МХАТа и театра Таирова, балерины. Вот как вспоминала о том времени ученица знаменитого Нежинского, балерина Зинаида Елгаштина: «Сдержанный, молчаливый, Константин Федорович оставлял впечатление человека, всеми чувствами, помыслами, всем существом своим ушедшего в какой-то иной мир, мир неотделимый от воспеваемой им земли. Обращение Волошина «Костя» было согрето подлинным человеческим теплом. Приезда Константина Федоровича из Феодосии он всегда ожидал с нетерпением. Они понимали друг драга с полуслова. Был ли то Париж, Рим или просторы Караби-Яйлы. Ими совместно пережитый мир, счастье и горечь которого затаил и молча нес в себе каждый».

Отношения Волошина и Богаевского были трогательно дружеские. Какая-то взаимная нежность в их обращении друг к другу сочеталась с таким же взаимным глубоким уважением, словно каждый считал другого своим учителем. А общим учителем для них была преподаватель феодосийской женской гимназии Александра Михайловна Петрова (1871-1921), сыгравшая важную, глубокую роль в творчестве Волошина и Богаевского.

Богаевскому некогда был посвящен специальный номер журнала «Аполлон» с репродукциями его картин, с превосходной статьей о нем, написанной М. Волошиным. Богаевскому Волошин посвятил цикл стихов «Киммерийские сумерки», стихи «Другу», и «Преосуществление».

В Казани в 1927 году вышла книга «К.Ф. Богаевский», куда вошла статья Волошина «К. Ф. Богаевский – художник Киммерии».

Из воспоминаний М. Волошина: «Я остановился у Богаевских. Когда я сказал, что у меня в городе нет никакого угла, он ответил: «Да поселяйся у нас во дворе: дурандовский (купеческий) дом совершенно пустой». На следующий день мы с Константином Федоровичем пошли в отдел искусства, которым заведовали Н. А. Маркс и Вересаев».

В комнате у Волошина висела копия картины друга «Воспоминания об Италии».

В 1909 году, путешествуя по Италии, Богаевский вдохновляется работами Монтеня, Рафаэля. В 1911 году он вновь побывал в Италии. Попав из пустынного Крыма в страну великих очарований, талантливый художник понял, что он жестоко заблуждался. Он «потерял» себя. Наступил кризис. Богаевский угрюмо уединился в своей феодосийской усадьбе. Передавали, что он сжег все работы, остававшиеся в мастерской.

А его мастерская представляла своего рода музей произведений искусства. Там хранились не только работы самого мастера и его библиотека по искусству, но и коллекция крымских древностей, собрания итальянского стекла и фаянса эпохи Ренессанса. Из кризиса его вывел Волошин, пригласив в свой дом, где собирались Алексей Толстой, Ходасевич, Городецкий, Евреинов, Шаляпин, Гиппиус, Гумилев, и где было всегда весело и интересно. Художник Леонид Феенберг вспоминал, как «Макс сколотил фанерный ящик, вроде почтового, и прибил к стене на террасе (для любых стихов, рисунков, карикатур, смешных пожеланий). Так делал Лев Толстой в своей Ясной Поляне.

Художница Юлия Оболенская вспоминала «друзей-обормотов»: Эфронов, Цветаеву, Майю Кювилье, поэтессу, жену Ромэна Ролана. Оболенская вместе с Богаевским и Константином Васильевичем Кандауровым (московским Дягилевым) ходила на Сюрю-Кая рисовать. У них даже был свой гимн «Стройтесь в роты, обормоты». И вот три художника с этюдниками уходят в горы. Двое – немолодые худощавые мужчины – Богаевский и Кандауров, а третья – молодая женщина – Юленька Оболенская. Одеты все одинаково, у всех голые, загорелые ноги. Идут и поют:

Идут на этюды скелеты по руслу сухому реки,
Идут на этюды скелеты, и мерно стучат позвонки.

В Коктебеле у Волошина устраивали состязания поэтов. Намечали темы, выбирали жюри. Постоянным членом жюри был Богаевский. А художница Анна Остроумова-Лебедева в это время писала портреты Белого, Брюсова, Богаевского. Устраивались розыгрыши, в которых Константин Федорович участвовал в качестве «сыщика из Одессы».
Перед кончиной Волошина Богаевский, уезжавший по делам в Москву, пришел проститься. В этом последнем взгляде, последнем пожатии руки вмещался их весь совместно пройденный путь.

Из воспоминаний писателя Миндлина о встрече с Богаевским в Феодосии: «Помню уже седеющего красивого мужчину в элегантном сером костюме с галстуком-бабочкой, всегда милостивого к нам молодым. После освобождения Крыма он много помогал в собирании и сохранении произведений искусства и старины».

Дом Константина Федоровича находился в центре на тихой тенистой улице, мощенной булыжником, почти всегда пустынной, обсаженной пыльными тополями, акациями, айлантами. Небольшой особняк в глубине дворика скрывался за высокой каменной стеной с большими деревянными воротами и калиткой. Немного поодаль другой, но высокий – мастерская Богаевского. Там он работал, а летом жил, и там же гостили приезжие друзья. Недалеко в Ялте жила его очень старая мама. Жена – Жозефина Густавовна, урожденная Дуранте, была итальянкой. Уже немолодая, но еще очень красивая, обаятельная и гостеприимная. Во всем у нее был порядок, чистота и уют. Она умела создавать прекрасные условия для работы своему мужу-художнику.

Из воспоминаний Мартироса Сарьяна: «XIV международная выставка изобразительного искусства в 1924 году в Венеции. Все советские участники выставки собрались со своими работами в Москве и через Ригу и Берлин выехали в Италию…

Были экспонированы картины на темы жизни Красной Армии. Например, картина Петрова-Водкина «После боя». Несколько красноармейцев сидят в глубоком раздумье, вспоминают павших товарищей. Оригинальный замысел картины, выполнена она в мягких коричневых и синих тонах. Обращали на себя внимание картины П. Кузнецова и К. Юона на одну и ту же тему «На Красной площади». Картина Павла Кузнецова носит по цвету характер красивого эскиза. Из фантастов надо упомянуть К. Богаевского». Значит, Богаевский был знаком с саратовскими художниками, а под впечатлением от работ В. Э. Борисова-Мусатова Богаевский написал цикл живописных «гобеленов» - идиллических отвлеченных пейзажей, сдержанных по цвету и написанных мелкими горизонтальными мазками «Розовый гобелен», 1906 год, «Раннее утро», 1908 год, панно для особняка мецената Н. П. Рябушинского, 1911 год.

После установления в Крыму советской власти Богаевский включился в культурное строительство. Он принял активное участие в создании музея И.К. Айвазовского и передал туда полотна этого мастера из своего собрания.

В 1930 году Богаевскому поручают описать процесс строительства Днепрогэса. Работая над жанром индустриального пейзажа, живописец побывал в Баку, в Донбасе. Богаевский всегда начинал с небольшого карандашного эскиза, где намечал абрис будущей композиции, затем писал акварель большего размера. И только потом приступал к масляной живописи. Художник любил экспериментировать, пробовал различные техники, смешивал масло с воском, керосином, иногда писал по лаковой поверхности, менял грунты.

17 февраля 1943 года трагично оборвалась жизнь Богаевского в родном городе во время очередной бомбардировки."

Справка: Богаевский К.Ф русский художник, представитель символизма, мастер пейзажа, родился в Феодосии 12 (24) января 1872 в семье чиновника. В гимназические годы посещал мастерскую И.К.Айвазовского и занимался под руководством его ученика, местного живописца А.И.Фесслера. В 1891–1897 учился в петербургской Академии художеств под руководством А.И.Куинджи. Посетил Германию и Францию (1897), а также Италию и Грецию (1907–1908). Был членом объединений«Мир искусства», «Союз русских художников», «Жар-цвет». Посвятил свое творчество живописным мотивам Крыма, преимущественно восточного (Феодосия, Коктебель, Судак, Старый Крым с их окрестностями). Как и в стихах его друга М.А.Волошина, Киммерия (поэтическое название Крымского полуострова) предстает в его картинах таинственным краем, безлюдным, но хранящим зримую память о минувших веках …

***

Творчество художника Константина Федоровича Богаевского в Радищевском музее представлено тремя работами.

Две из них - «Ночь у моря»(1903) и «Старый Крым» (1903) относятся к раннему периоду его творчества и воспевают землю древней Киммерии, хранящей легенды об аргонавтах и золотом руне. Обе работы прежде хранились в частных коллекциях.
В 1932 году был написан индустриальный пейзаж «Нефтяные промыслы». Эта работа экспонировалась на выставке работ художников, командированных в районы индустриального и колхозного строительства в Москве в 1932 году. В музей полотно поступило из ГМФ в 1933 году.

Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

НАШИ ПАРТНЕРЫ

"Волгатранстелеком"  "Галерея эстетика"      

         Администрация муниципального образования "Город Саратов"     
ГТРК СаратовИА "Взгляд-инфо"   СарБК    
                       

© 2017 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru
АФИША В МОБИЛЬНОМ ТЕЛЕФОНЕ
Получайте дополнительную информацию о выставках, мероприятиях и других событиях на мобильный телефон.
ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"