Поддержать
музей
Версия для
слабовидящих
A A A

Портрет неизвестной с корзинкой цветов. Цикл: «Мода в искусстве от античности до модерна»

Автор:  Щетина Мария Викторовна

  • Портрет неизвестной с корзинкой цветов. Неизвестный художник I четверти XIX века. Кость, акварель, гуашь. d-6,2

В начале XIX века увлечение античностью, стремление искать именно в ней идеалы красоты, законы гармонии привело к тому, что стилю, канонам того времени стали следовать не только архитекторы и художники. Очень ярко и весьма своеобразно эти идеи нашли отражение в женских модах.

Один из самых знаменитых русских мемуаристов начала XIX века, Филипп Филиппович Вигель так описывал бальную залу того времени: «…костюмы, коих память одно ваяние сохранило на берегах Егейского моря и Тибра, возобновлены на Сене и переняты на Неве. Если бы не мундиры и не фраки, то на балы можно было бы тогда глядеть как на древние барельефы и на этрусские вазы. И право, было недурно: на молодых женщинах и девицах все было бы так чисто, просто и свежо; собранные в виде диадемы волосы так украшали их молодое чело. Не страшась ужасов зимы, они были в полупрозрачных платьях, кои плотно обхватывали гибкий стан и верно обрисовывали прелестные формы; поистине казалось, что легкокрылые Психеи порхают на паркете».

Платье молодой женщины на портрете – белое, из тонкой струящейся ткани с высокой талией, полностью отвечает этому описанию. Короткие пышные рукавчики скреплены круглыми застёжками.

Женская мода в начале столетия очень сдержанно относилась к ювелирным украшениям. Поэтому наша модель дополнила свой образ только жемчужными серьгами и диадемой в волосах.

Завершает образ незнакомки шаль карминно-красного цвета – один из важнейших элементов женского костюма того времени.

Ввела моду на шали Жозефина Богарне. Считается, что их привез для неё в подарок Наполеон Бонапарт из своего Египетского похода. Тогдашние модные журналы настаивали, что «без шали выходить в свет неприлично». О женщинах того времени чаще говорили, что они «хорошо задрапированы», чем «они хорошо одеты».

Шаль была настолько популярна, что в начале XIX века появился даже особый «танец с шалью» – «па де шаль». В нём девушки демонстрировали свое изящество, грациозность и хорошую осанку.

Есть в этом портрете отражение ещё одной «моды» – увлечение «языком цветов». Каждый цветок имел своё значение. С помощью цветов – как «живых», так и нарисованных в альбоме, или вышитых искусной рукой юной барышни читались признание в любви, сердечные переживания или упреки в излишней холодности. Их сочетание, в зависимости от формы и цвета, позволяло составлять целые монологи и пространные объяснения.

Указательным пальцем правой руки изображённая женщина показывает на корзинку с двумя розами, розовой и красной, и тремя цветами с белыми лепестками, похожими на барвинок. Настойчивость указывающего жеста говорит о том, что корзинка с цветами – не случайный фрагмент, а несёт дополнительную смысловую нагрузку.

Безусловно, мы не можем претендовать на точное «прочтение» послания, зашифрованного в этой миниатюре. Сложность не только в том, что в настоящее время «язык цветов» почти забыт. Даже в пору своего наибольшего распространения он не был единой, универсальной системой. Многочисленные «цветочные» справочники XVIII – первой четверти XIX века нередко дают различные значения одного и того же цветка. Кроме того, в частной переписке, альбомных зарисовках их авторы составляли собственные «цветочные словари». Но если все же суммировать некие общие значения, можно предложить следующее объяснение.

Розовая роза была символом молодой женщины, находящейся в расцвете своей красоты, роза красного цвета – глубокой и страстной любви. Все авторы руководств по цветочному этикету единодушно называют красную розу (как, впрочем, вообще любой цветок красного цвета) совершенно недопустимой в букете, причёске или одежде молодой незамужней девушки. Поэтому можно с большой долей уверенности предположить, что перед нами портрет замужней женщины.

Две розы, вероятнее всего, символизируют соединение двух любящих сердец. То, что цветы изображены не рядом, а разделены массивной плетёной ручкой корзинки, возможно, намекает на разлуку.

Барвинок означал преданность, верность, неизменную и вечную любовь. Он считался любимым цветком знаменитого философа Жан-Жака Руссо (1712–1778) и потому пользовался особой популярностью.

Начало XIX века – время, когда Европа почти непрерывно воюет. Мужчины, военные и дипломаты, подолгу отсутствуют дома. Миниатюрный портрет, подобный нашему, позволял не только, по точному определению художественного критика и искусствоведа Н.Н. Врангеля, «быть всегда и везде со своими близкими. И, если вздумается, то всегда можно вынуть, посмотреть и увидеть любимое». Он служил визуальным признанием в любви, клятвой верности, что делало его ещё более желанным и ценным подарком. 

Также можно ознакомиться с портретом можно на портале Storymap


Комментарии: 0
Вы будете первым, кто оставит свой комментарий!
Оставить комментарии
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
 

Наши партнеры

© 2019 Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры
«Cаратовский государственный художественный музей имени А.Н. Радищева»

При использовании материалов, взятых с данного сайта, ссылка на первоисточник
обязательна.
КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
410600 Саратов, Радищева, 39
+7 (8452) 26-28-55,
+7 (8452) 26-16-06
E-MAIL:
info@radmuseumart.ru

ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ!
 Яндекс.Метрика
Создание сайта: “Инфо-Эксперт”
"Радищевский музей"
Дизайн сайта: М. А. Гаврюшов
"Радищевский музей"